Анархизм медицина


Красно-черные дьяволята. Полиция ищет анархистов-диверсантов, но попадаются пока не те

За последние несколько лет в окрестностях Киева произошло более десятка поджогов, ответственность за которые берут на себя группы радикальных анархистов. Главный объект диверсий — полицейское имущество, но правоохранителям пока не удалось даже полностью заблокировать медиа-ресурс радикалов, призывающий к борьбе против произвола силовиков. 

 «Ґрати» рассказывают, как полиция пытается поймать активистов повстанческого анархизма  почему берут не тех, а пожаров не становится меньше.

 

Карты на стол

Ранним июльским утром столичные полицейские из департамента внутренней безопасности приехали в тихий поселок на окраине Львова. Сюда их привело дело о дерзком поджоге: месяцем ранее, в ночь на 10 июня 2020 года, неизвестные бросили бутылку с зажигательной смесью в окно здания Главного следственного управления Нацполиции на Набережном шоссе в Киеве. 

Ответственность за «анархистскую акцию прямого действия» взяла на себя анонимная группа «Смельчаки». Крайне неразборчивое видео, на котором предположительно заснят момент поджога, опубликовал в тот же день телеграм-канал «Боец-Анархист».

«Своим действием мы даем пощечину зарвавшимся полицаям. Мы обращаемся к обществу и к каждому человеку с призывом не оставаться равнодушным, организовываться и активно сопротивляться», — писали «Смельчаки» в своем коммюнике. 

Правоохранителям они ставили в вину изнасилование в Кагарлыке, убийство Кирилла Тлявова, усиление контроля во время карантина, обыски прохожих и вымогательство взяток на столичном Подоле. Полицию радикальные анархисты называли «инструментом насилия над обществом», а преступления ее сотрудников — «крайним проявлением монополии на насилие».

Полицейские готовились к тому, что во львовском пригороде за кирпичным забором, украшенном на углу статуей Девы Марии, их встретят опасные экстремисты. За двухэтажным особняком следили уже несколько дней: внутри вместе с родителями жили 28-летний патрульный и его младший брат.

«Меня разбудила мама, спрашивает: почему весь дом в полиции? Спускаюсь вниз, а там — полная гостиная. Выглядели грозно: в бронежилетах, с пистолетами», — вспоминает 21-летний Михаил Л. спустя полгода.

Причину визита он понял только изучив постановление Печерского райсуда Киева об обыске. Полицейские пришли к нему в дом за сим-картой, на номер которой был зарегистрирован тот самый телеграм-канал «Боец Анархист». Сим-карта действительно была у Михаила — в его комнате на втором этаже. Правоохранители поднялись вместе с ним.

«Когда я открыл двери, у них просто шайбы на глазах вылезли. Сразу начали все рассматривать: а что у тебя здесь, а что здесь? Вызвали львовскую киберполицию», — рассказывает юноша.

Уже четыре года он работал оператором интернет-сервиса VirtualSim — тот предоставлял своим клиентам в аренду мобильные номера для регистрации на различных интернет платформах. В комнате хранилось несколько тысяч сим-карт, часть из них была подключена к модемам — в автоматическом режиме они отправляли коды подтверждения пользователям. Остальные оператор вставлял в телефоны по запросу клиентов и вручную пересылал полученные смс-сообщения — по 10-15 за день. 

Видеоинструкцию с описанием работы сервиса пришлось показать полицейским во время обыска, но они все равно предположили, что столько сим-карт и модемов нужны для обслуживания мошеннических операций или незаконной маршрутизации телефонного трафика. В разговоре с «Ґратами» бывший оператор утверждал, что клиенты VirtualSim регистрировались на абсолютно легальных сервисах: в социальных сетях — фейсбуке и инстаграме, игровой платформе Steam, мессенджере телеграм, финансовых сервисах EasyPay и Qiwi.

«Ценность конфиденциальной информации растет. Особенно с таким отношением правоохранительных органов», — рассуждает Михаил.

Санкция суда (копия имеется в распоряжении «Ґрат») позволяла правоохранителям лишь скопировать информацию со всех найденных в доме компьютеров, телефонов, жестких дисков, флэшек и сим-карт. Но, пораженные масштабами, они решили просто изъять большую часть носителей, несмотря на протест Михаила и его адвоката. Опись затянулась до вечера, сервис VirtualSim приостановил работу и оповестил клиентов о перебоях. Михаилу не объявили официально о подозрении в каком-либо преступлении, но еще несколько раз вызывали на допросы как свидетеля. Изъятую технику позже арестовали через суд и до сих пор не вернули.

Киберспециалисты полиции поразили оператора своим непрофессионализмом.

«Не отключи они сервис, то могли бы отправить этим анархистам неверный код, отследить их по платежам или просто попытаться взломать их телеграм с этой же сим-картой. А вместо этого от безысходности принялись кошмарить меня своими подозрениями», — жалуется он.

Михаил готов был сотрудничать с полицией. Уже после обыска, почитав сайт «Боец Анархист», молодой техник понял, что авторы поддерживают идеи, которые он сам «не хотел бы видеть в этом мире».

 

Боевой листок

«Мы считаем универсальными либертарные ценности и признаем революционную борьбу за их претворение в жизнь одной из важнейших задач человечества», — говорится в программной статье «Бойца Анархиста» под названием «Основы нашего мировоззрения». 

Далее авторы кратко излагают основные положения анархо-коммунизма, сформулированные еще в XIX веке: замена органов госуправления самоорганизованными советами общин, равноправие, отказ от частной собственности на средства производства, свободное распределение благ, интернационализм и антимилитаризм, развитие творческого потенциала человечества и гармоничный союз с природой.

«Сейчас наш формат — транслятор анархического призыва как внутри анархистского движения, так и за его пределами, — описывает «Ґратам» концепцию один из редакторов «Бойца Анархиста». — В будущем, когда революционное движение уже действительно громко заявит о себе, мы планируем стать важной частью его информационного поля». 

Основанный в 2018 году «Боец Анархист» представляет из себя типичное леворадикальное медиа: новости о протестах в России и Беларуси чередуются философско-политическими статьями, подборками фильмов, инструкциями по изготовлению взрывчатки, тактической медицине и кибербезопасноти. У заблокированных в РФ и Беларуси страницах «Бойца» во «ВКонтакте» около тысячи подписчиков, у канала в телеграм — почти две с половиной тысячи. Коллектив издания предпочитает сохранять анонимность. 

«Возможно только поэтому мы и остаемся до сих пор на свободе», — предположил в переписке с «Ґратами» один из редакторов, представившийся как Фил Кузнецов . 

Коммюнике группы «Смельчаки» — вероятных поджигателей здания ГСУ Нацполиции — коллектив «Бойца Анархиста» получил через несколько часов после пожара по электронной почте. По словам Кузнецова, ни ранее, ни позже никто не связывался с изданием с этого email-адреса. Однако сообщение сопровождалось видеозаписью поджога, поэтому редакция сочла его достоверным. 

Иллюстрации: Анна Щербина, Ґрати

«Мы публикуем это и подобные сообщения, поскольку убеждены, что факты сопротивления произволу государственных органов и капиталистов должны предаваться огласке. В том числе, если это сопротивление осуществляется радикальными методами», — пишет Кузнецов.

«Подобные сообщения» об акциях прямого действия в разных городах Украины, России и Беларуси редакция получала практически с первых месяцев своей работы. Из Киева первое пришло 19 сентября 2018 года. В своем пресс-релизе «Анархо —ячейка имени Ильи Романова » сообщала о поджоге учебного центра полиции на улице Бориспольской и прилагала видео на котором мужчины в масках обливают горючей жидкостью, а затем поджигают два помещения, похожие на тир и спортзал. 

«Более четырех месяцев мы присматривали за этим мусорским объектом. Как раз за это время в выше указанной постройке был проведен дорогой ремонт и закуплено электрооборудование. Для поджога нам понадобилось 17 литров зажигательной смеси, 10 автомобильных шин и старые вещи, найденные на улице. Мы создали два очага в разных местах. Также на стене было оставлено послание: разрушай МВД. Охранник и две собаки ни о чем не подозревали…», — описывали подробности радикалы. 

Свою атаку они называли символической, в пресс-релизе рассуждали о репрессивной природе полиции и МВД, а также определяли нападения, поджоги, взрывы и вооруженные действия по отношению к врагам, как неотъемлемую часть революционной борьбы. Коммюнике опубликовали и другие анархистские медиа, но сам пожар в Киеве оказался практически незамеченным. 

Фил Кузнецов обращает внимание, что в подписи «ячейка Романова» обозначала свою принадлежность к «Неформальной анархической федерации» (FAI).

«Этим названием обычно пользуются люди, которые соотносят себя с повстанческим анархизмом», — поясняет он и тут же добавляет, что это достаточно размытое понятие.

 

Революционный призыв 

Для Украины, где традиции вооруженных анархистских выступлений уходят своими корнями еще в начало прошлого века, повстанческий анархизм — относительно новая революционная тактика. Если отбросить все внутренние дискуссии среди небольших автономных групп, объединяющим их принципом можно назвать пропаганду действием — поджоги и диверсии против репрессивных, по мнению самих анархистов, государственных органов и капиталистического имущества должны не только принести материальный ущерб, но и способствовать распространению революционных идей, привлекать к борьбе за анархию все новых участников. Возможно поэтому коммюнике инсуррекционистов так многословны.

Особую популярность идеи повстанческого анархизма в последнее десятилетие получили в Беларуси, где режим Александра Лукашенко практически не оставил анархистам возможностей для мирной политической деятельности. После волны репрессий часть белорусских революционных анархистов перебралась в Киев, здесь появилась местная ячейка организации «Революционное действие». Сайт «Революционного действия» сообщал как о мирных демонстрациях, пикетах, расклейках анархисткой агитации, так и об «акциях прямого действия» еще в 2016 году  — также со ссылкой на анонимные электронные письма.

В июне-июле 2020 года «Боец Анархист» опубликовал своего рода рейтинг 10 атак, совершенных анархистами в Киеве. Первое место в нем занимает поджог Главного следственного управления. Полицейское имущество было объектом еще трех нападений: помимо поджога учебного центра в 2018 году анонимные анархисты брали на себя ответственность за сгоревшую Toyota Prius патрульных и пожар на полицейской парковке в Вишневом в октябре 2019 года. 

Еще одна атака, совершенная полугодом ранее попала даже в национальные СМИ — в ночь на 12 марта неизвестные обстреляли из огнестрельного оружия здание Голосеевского райсуда Киева. Полиция сначала квалифицировала инцидент как хулиганство , но в суде назвали произошедшее вмешательством в правосудие.

«Пострадали два кабинета, в которых работали судьи Оксана Мирошниченко и Александр Бойко — в них повредили окна и стены», — рассказала «Ґратам» заместительница руководителя аппарата суда Дарина Гайдамака. 

Причину атаки на Голосеевский суд анонимным анархистам пришлось объяснять  дважды. В своем первом сообщении они выражали солидарность с задержанным в Москве анархистом Азатом Мифтаховым .

«Что может быть приятнее для идейного товарища, чем осознавать, что репрессии лишь радикализовали и сплотили движение, а его нахождение в плену не напрасно и, не смотря ни на что, его дело будет жить до полной победы социальной революции», — писали авторы коммюнике.

Спустя две недели они прислали письмо с уточнениями по поводу объекта атаки: «Суды Украины мало чем отличаются от судов России. Во все времена государственные судьи были врагами борцов за свободу. Они против нас — мы против них».

Фил Кузнецов рассказывает: эти и другие сообщения об акциях приходили с различных электронных адресов, с уникальными подписями, обратной связи с авторами не было.

«Поэтому у нас нет оснований утверждать, есть или нет какая-либо связь между осуществившими эти акции группами», — говорит редактор «Бойца Анархиста».

Однако полиция считает, что за поджогами в Киеве и окрестностях стоит одна радикальная организация — по всей видимости сам «Боец Анархист».

 

На связи Курдистан

Утром 11 октября 2019 года два десятка киевских левых активистов собрались на улице Панаса Мирного на антивоенный митинг. Накануне вооруженные силы Турецкой республики совместно с про-турецким вооруженным формированием «Сирийская национальная армия» начали на севере Сирии операцию «Источник мира» и вскоре захватили несколько пограничных районов. Операция была направлена против вооруженных отрядов Рожавы — самопровозглашенной автономии Сирийского Курдистана, которую турецкие власти считают террористической организацией.

Для многих современных левых Курдская автономия, закрепившая в Конституции принципы демократического самоуправления, равноправия и социализма — пример успешного революционного проекта. Поэтому октябрьским утром под посольством Турции в Киеве собрались активисты различных взглядов с плакатами и «Свободу Рожаве» и «Fuck off Erdogan». Около 11 утра неизвестные мужчины, вышедшие из здания посольства, попытались отнять у митингующих транспарант с фамилией президента Турции, один из них ударил по лицу 30-летнюю арт-менеджерку Анну Цыбу.

Иллюстрации: Анна Щербина, Ґрати

В турецком посольстве «Ґратам» назвали произошедшее «короткой ссорой» между участниками акции и «гражданами Турции, пришедшими в посольство по своим делам». В полиции уголовное производство о нанесении легких телесные повреждений открыли лишь спустя несколько дней под давлением правозащитников.

Через два месяца анонимные анархисты решили отомстить за нападение на Анну Цыбу. 10 декабря «Боец Анархист» опубликовал  сообщение группы «Махновцы», взявшей на себя ответственность за поджог вышки мобильного оператора Lifecell .

«Насилие не должно оставаться без ответа. Курдские партизаны уничтожают вышки Turkcell — мы с радостью принимаем факел борьбы с их рук», — писали «Махновцы», сопровождая свое коммюнике видеозаписью пожара на Гостомельском шоссе под Киевом.

Вскоре выяснилось, что анархисты промахнулись. Объектом их атаки стала не телекоммуникационная вышка Lifecell, а оборудование другого мобильного оператора — Vodafone.

«Если доверять СМИ, то конечной цели — нанести ущерб турецкому бизнесу — мы не достигли. В любом случае пострадало имущество одной из корпораций, о чем мы не сожалеем», — говорилось в следующем сообщении «Махновцев».

Осенью 2019 — весной 2020 года «Боец Анархист» сообщал о целой серии поджогов мобильного оборудования. Часть из них были направлены против Lifecell в качестве мести за военную операцию в Курдистане, некоторые — например, взрыв вышки оператора «Феникс» в Донецке — были, очевидно, ответом на революционный призыв.

«В ночь с 8 на 9 марта передаем огненный привет всем женщинам-бойцам в Рожаве, Бакур и Башура», — говорилось в последнем сообщении, подписанном группой «Дети Мамы-Анархии».

К тому времени Анна Цыба уже несколько раз давала в полиции показания и даже передала информацию о личности напавшего на нее мужчины. Но правоохранители не торопились объявлять кому-то подозрения. Вскоре выяснилось, что и саму активистку полицейские считают причастной к преступлениям. 

В феврале 2020 года она обнаружила, что кто-то взломал ее переписку в телеграм, и, очевидно, пытался получить доступ к фейсбуку.

«А через неделю меня пригласил пообщаться следователь по моему делу Владимир Швидкий и оговорился, что я «пока что потерпевшая». Встреча была странная», — вспоминала Анна Цыба в беседе с правозащитниками из Украинского Хельсинкого союза по правам человека (УГСПЛ). 

Весной 2020 года к участникам акции под турецким посольством из собственных источников попал в руки внутренний документ полиции — схема с уголовными расследованиями о поджогах телекомоборудования. Из нее следовало, что правоохранители ведут несколько уголовных дел о предумышленных повреждениях имущества, за которыми, по их мнению, стоит организация «Боец Анархист». 

Иллюстрации: Анна Щербина, Ґрати

На причастность к поджогам полиция проверяла и участников митинга. В документе (копия имеется в распоряжении Ґрат) была информация из взломанного телеграм-аккаунта Анны Цыбы, а также указывалось, что правоохранители вели негласное наблюдение за ней, ее мужем — художником Давидом Чичканом («Ґрати» сотрудничали с Давидом Чичканом, как с иллюстратором) и инженером Ильей Власюком, также пикетировавшим посольство Турции. 

Илья Власюк рассказал «Ґратам», что не замечал за собой слежки, пока не увидел полицейскую схему. Но уже после вспомнил чью-то неудачную попытку взломать его телеграм-аккаунт. Активист начал обращать внимание на повышенный интерес к себе со стороны полицейских во время различных акций — например, на пикете против полицейского произвола.

 

Лишние вопросы

Адвокат УГСПЛ Евгений Чекарев называл слежку за активистами преднамеренным запугиванием, а правозащитный центр ZMINA в своем отчете за 2020 год приводит ее как пример нарушения приватности со стороны полиции. 

«Я не думаю, что это спланированное преследование. Я считаю, что сотрудники полиции просто настолько некомпетентны и немотивированные, не могут расследовать поджог вышек, но должны что-то делать, имитировать деятельность, а потому следят за нами, публичными активистами, поскольку имеют наши номера телефона и данные, чтобы как-то отчитываться перед руководством и, вероятно, турецкой стороной», — считает Давид Чичкан.

В главке Нацполиции пока (и уже на протяжении нескольких месяцев) не ответили на вопросы «Ґрат» о расследовании поджогов полицейского имущества, вышек мобильной связи и Голосеевского райсуда. Однако старший  следователь Бородянского отделения полиции Константин През, рассказал, что эти «резонансные события» находятся на особом контроле Главного следственного управления.

«Последний раз мы собирались осенью, были приглашены все возможные структуры. У нашего отдела было достаточно наработок», — вспоминал полицейский. 

Сам он ведет расследование о поджогах телекоммуникационного оборудования в селах Загальцы и Песковка, а также полицейской парковки в Вишневом. В рамках этого дела в феврале прошлого года следователь През получал санкцию на доступ к данным электронной почты, зарегистрированной на украинском ресурсе Meta.UA. В беседе с «Ґратами» он назвал «лишними» вопросы о слежке за участниками антивоенного митинга и причастности к преступлениям коллектива «Бойца Анархиста».

«Потенциальные подозреваемые есть», — заверил он.

В Главном следственном управлении Нацполиции подтвердили «Ґратам» сам факт расследования поджогов полицейского имущества и вышек мобильной связи, но отказались раскрывать подробности.

«Дан ряд поручений соответствующим оперативным подразделениям … на установление обстоятельств совершения уголовных правонарушений и причастных к преступлениям лиц, в том числе на проверку телеграм-канала «Боец Анархист». О подозрении в совершении этих преступлений лицам не сообщалось, досудебное расследование продолжается», — говорится в письме, подписанном заместителем начальника ГСУ Владимиром Ворониным.

Полиция оставила без ответа вопросы «Ґрат» об обстоятельствах обысков у сотрудников компании Virtualsim и слежке за участниками митинга под турецким посольством.

Правоохранители также сообщили о том, что закрыли расследование о нападении на Анну Цыбу, так и не установив в действиях нападавшего состава преступления. Из-за истечения срока давности закрыто и уголовное дело о стрельбе по зданию Голосеевского суда в марте 2019 года.

В редакции «Бойца Анархиста» считают, что пострадали за свои публикации о радикальном анархистском сопротивлении. Фил Кузнецов рассказал «Ґратам»: полиция не пыталась связаться с изданием напрямую, но вскоре после поджога Главного следственного управления на электронную почту стали приходить фишинговые сообщения. В сентябре сайт «Бойца Анархиста» обрушила DDOS-атака, с тех пор он переехал в даркнет.  

«Если бы мы получили какой-либо официальный запрос то, разумеется, не сообщили бы репрессивным органам никакой информации, — признает Кузнецов. —  С угнетенными против угнетателей всегда, как говорится»

Со-владелец сервиса VirtualSim 46-летний Александр Щ. (собеседник назвал «Ґратам» свое полное имя, но просил не указывать его, ссылаясь на невыясненный статус в уголовном деле о поджоге ГСУ Нацполиции) тоже не был готов сдавать редакцию «Бойца Анархиста» — своих клиентов, в причастности которых к поджогам — не уверен. По крайней мере без санкции суда. 

Он рассказал «Ґратам», что после обысков в пригороде Львова с ним связались полицейские и предложили выманить анархистов на встречу или раскрыть их платежные данные в обмен на изъятое оборудование. Когда бизнесмен потребовал судебных решений, то получил голосовое сообщение — ему угрожали статусом соучастника покушения на убийство в деле о поджоге Главного следственного управления и попытались взломать аккаунт в фейсбуке. Полицейские провели обыски у еще одного оператора VirtualSim в Тернополе, у поставщика сим-карт и у компании, сдавшей сервису в аренду модемные мощности. 

«Все это было сделано уже в отместку, — уверен Александр Щ. — Уничтожить нас не получилось, но нанесли огромный ущерб».

Он отказался от сотрудничества с украинской полицией, поскольку, по его словам, не хотел «быть таким же бандитом, как власти». Бизнесмену чужды идеи анархо-коммунистов, себя он считает скорее либертарианцем, идейным сторонником анонимности и свободы слова в интернете. «Ґратам» предприниматель рассказал, что уже подвергался преследованиям в России из-за публикации экстремистских материалов и в последние годы живет в Юго-Восточной Азии.

«Но тут страна немного авторитарная. Если кто-то напишет плохое про правительство в фейсбуке — это ЧП», — жалуется он .

Последнее сообщение об «акции прямого действия» в Киеве редакция «Бойца Анархиста» получила в конце июля прошлого года. Группа «Нова Молодь» информировала о поджоге еще одной полицейской стоянки — на Железнодорожном шоссе в Киеве.

«Этой атакой мы хотим привлечь внимание к тому, что полицейский террор нельзя победить, не победив существующую общественную систему», — писали очередные радикальные анархисты.

О целесообразности подобных атак и тактики «пропаганды действием» в последние годы велись дискуссии и среди подписчиков «Бойца Анархиста», и в среде столичных левых активистов.

Илья Власюк уверен, что большая часть анархистов в Киеве сосредоточена на участии в мирных протестах или развитии самоорганизованной инфраструктуры.

«И, конечно, когда люди приходят на мирные акции, они не ожидают, что за ними начнут следить как за преступниками», — жалуется он.

В конце января МВД Беларуси обвинило в создании международной преступной организации «Революционное действие» 26-летнюю правозащитницу Марфу Рабкову и еще трех местных анархистов, ранее арестованных за участие в антипрезидентских акциях протеста. Среди вменяемых им преступлений — поджоги российского посольства в Минске , управления КГБ в Бобруйске, налоговой в Гомеле, а также здания Голосеевского райсуда Киева в 2016 году. Беларусские правоохранители жалуются, что украинская полиция не сотрудничала с ними в расследования деятельности группы.

Львовянин Михаил Л., хоть и не проникся идеями вооруженных анархистов, все же запомнил некоторые мысли. Юноша утверждает, что после обысков и допросов по делу о поджоге следственного управления его стали регулярно останавливать и обыскивать патрульные. В конце прошлого года Михаил покинул страну.

«Мне кажется, Украина все-таки движется в сторону сторону полицейского государства», — признался он «Ґратам».

 

Добавлено 18 марта 2021 года. Информация нацполиции о следственных действиях по делам о поджогах и закрытии дела о нападении на Анну Цыбу.

Когда взрывы бомб потрясли Женеву

Andrea Caprez

Швейцария — оазис мира и спокойствия? Ничего подобного! По крайней мере в начале 20-го века эта страна была более чем далека от нынешней идиллии. В 1902 и 1905 годах Женева сразу два раза становилась жертвой терактов с применением взрывчатых веществ. Ответственность за взрывы взяли на себя анархисты из Италии и России.

Этот контент был опубликован 29 апреля 2019 года - 11:00

Регула Бокслер (Regula Bochsler, текст), Андреа Капрез (Andrea Caprez, рисунки)

Доступно на 9 других языках

Женева еще не успела толком проснуться, как 23 декабря 1902 года, накануне Рождественских праздников, город содрогнулся от сильнейшего взрыва. Грохот от детонации, который был слышен даже далеко на окраинах, выгнал испуганных женевцев прямо в пижамах на улицы города. Перед Собором Св. Петра (Cathédrale de Saint-Pierre) в воздух поднимался белый густой дым. Быстро стало ясно, что речь идет о теракте с применением бомбы.

Кто взорвал связку динамита прямо перед собором, непоятно. Взрыв частично разрушил портал церкви, в окрестных домах вылетели стёкла в сотнях окон. На месте взрыва сотрудники правоохранительных органов находят обрывки итальянской газеты Secolo, выпускаемой в Милане, поэтому поначалу все думают, что это опять дело рук итальянских анархистов-террористов.

Полиция начинает реализовывать, как бы сейчас сказали, «план-перехват», однако все аресты, задержания и допросы не дают никаких результатов. Одно только стало ясно сразу — этот взрыв находится в прямой связи со Всеобщей забастовкой, прошедшей в Женеве тремя месяцами ранее и погрузившей город в самый настоящий хаос.

Обострение классовой борьбы

Напомним канву событий и краткое содержание предыдущих серий: в октябре 1902 года по указанию директора частной трамвайной транспортной компании лишился работы и был уволен сотрудник преклонного предпенсионного возраста. Цель — заменить старого работника на нового, молодого и более дешевого. Трамвайщики начали бастовать, шеф оставался непреклонным, в итоге конфликт перерос в первую всеобщую забастовку в истории Женевы.

Участие в стачке приняли 15 тыс. человек. Их требование — вновь принять на работу уволенного работника трамвайного парка. Ситуация начала быстро накаляться. Руководители стачки были арестованы, дело дошло до столкновений с полицией, в ответ на что правительство ввело в город ограниченный армейский контингент численностью в 2 500 человек. Многие военнослужащие отказывались выступать против забастовщиков и применять к ним силу, и все равно, число раненых и пострадавших продолжало увеличиваться.

Депортация и гауптвахта

По прошествии трёх дней профсоюзы приняли решение стачку прекратить. Последовали долгие судебные разбирательства, решение же суда возмутило всех «людей доброй воли» до глубины души: забастовщики без швейцарских паспортов были приговорены к депортации из страны, более ста военнослужащих попали «на губу» за неисполнение приказаний непосредственного начальства, а 17 солдат были преданы суду военного трибунала и приговорены к разным срокам тюремного заключения за мятеж. Все ходатайства о помиловании были федеральным правительством в Берне отклонены.

А между тем следствие по делу о взрыве у собора Св. Петра продолжалось. Через пять дней после теракта на адрес федерального Департамента / Министерства юстиции и полиции Швейцарии пришло письмо, в котором некто, подписавшийся «Dermann» («Тотчеловек»), взял на себя всю ответственность за происшествие. Полиция прекрасно знает, кто скрывается за «никнеймом»: это некто Карло Маркетто (Carlo Marchetto), которого недавно выслали из Швейцарии за бродяжничество. Министерство объявляет этого человека и в национальный, и в международный розыск, его фотографии рассылаются по основным полицейским участкам как в Швейцарии, так и за ее пределами.

Динамит и хорошее воспитание

Позже, 29-го декабря, Карло Маркетто был арестован в городе Невшатель. О его задержании написали даже австралийские газеты. Арестованный охотно признался в содеянном, подчеркнув также, что в его «активе» находится ещё несколько взломов складов с боеприпасами и пара краж. В качестве мотива он указал «желание отомстить за арестованных и осужденных солдат, отказавшихся стрелять в забастовщиков».

И тем не менее смутные сомнение остались. Уж очень непохож Маркетто на типичного анархиста-бомбиста. Будучи сыном инженера, он получил хорошее воспитание, говорил на нескольких языках. За его плечами карьера инженера-железнодорожника и строителя мостов и туннелей. Именно это занятие и дало ему возможность получить легальный доступ к взрывчатым веществам.

«Галлюцинации и мания величия»

По мнению экспертов, Карло Маркетто специально спланировал взрыв так, чтобы нанести максимально большой материальный урон, избежав при этом человеческих жертв. И все равно прокуратура усомнилась в его вменяемости и назначила проведение психиатрической экспертизы.

В итоговом медицинском заключении указывается, что этот человек страдает от галлюцинаций и мании величия, а потому он не может взять на себя ответственность за собственные действия. Таким образом, идея проведения открытого судебного процесса над ним потеряла всякий смысл. Карло Маркетто был помещен под стражу с переводом на усиленный режим содержания, а затем выдворен из Швейцарии на родину в Италию.

«Адские машины» в жилом квартале

Не прошло и трёх лет, как Женева стала снова ареной теракта. По своим масштабам новый террористический акт был несравним с взрывом у собора Св. Петра, но резонанс в средствах массовой информации он вызвал немалый. На сей раз все события происходили на улице Рю Бланш (Rue Blanche) в городском квартале Пленпале (Plainpalais), имевшем тогда в городе репутацию «маленькой России».

Все началось с громкого взрыва на пятом этаже многоквартирного жилого дома. Обеспокоенные жильцы вызвали полицию. На пороге «нехорошей квартиры» сотрудников правоохранительных органов встретила молодая женщина с кровоточащей раной на лбу. Пустить полицейских к себе домой она решительно отказалась.

Анна Маркина. Кем она была на самом деле? Полиции Женевы выяснить это так и не удалось. Musée du Vieux Plainpalais

Терпение полицейских кончилось быстро: они вышибли дверь, и взору их «представилась кошмарная картина с фрагментами кожи и костей на окровавленных стенах и потолке квартиры». Понятно, что здесь речь идет по меньшей мере о пострадавших людях, а то и о человеческих жертвах. Полицейские нашли в квартире также уже подготовленные взрывные устройства, взрыватели и другие детали, из которых террористы того времени монтировали свои «адские машины».

«Удивительным образом складированные в квартире в большом количестве взрывоопасные химические вещества сами в результате взрыва не сдетонировали, что уберегло окружающих от значительных жертв и разрушений», — писал тогда журнал «Швейцарский вестник уголовного права» (Schweizerische Zeitschrift für Strafrecht). По информации же цюрихской газеты NZZ, «данная квартира выполняла одновременно роль химической лаборатории, конспиративного центра революционеров-заговорщиков и типографии, печатавшей фальшивые паспорта, причем, судя по конфискованным печатным формам, в массовом количестве».

Что касается женщины с раной на лбу, то поначалу она упорно отказывалась говорить что-либо полицейским, а затем на полном серьёзе пыталась убедить их, что это она просто «случайно наступила на хлопушку». Зовут ее-де Анна Маркина, а в Швейцарию она приехала всего пару часов назад из России. Полицейские предложили ей проследовать вместе с ними в клинику для оказания первой медицинской помощи, но «Анна» настаивала на помещении в тюремную камеру.

Человек без руки

В это же самое время в кантональной клинике Женевы объявляется человек, который утверждает, что неудачный выстрел из пистолета оторвал ему несколько пальцев на руке. Пока врачи ампутируют ему всю руку, полицейские приходят к выводу о том, что перед ними находится подданный Российской Империи по имени Борис Билит (Boris BilitеВнешняя ссылка), специалист в области химии. В его скромной квартирке полиция конфискует четыре килограмма динамита, несколько метров бикфордова шнура, сорок взрывателей и литературу, в которой содержатся инструкции по созданию и применению взрывных устройств.

Борис Биллит (Boris Billitt) потерял руку в результате взрыва. Bundesarchiv

По информации полицейских информантов, из «нехорошей квартиры» в районе Пленпале сразу после взрыва в разные стороны «разбежались несколько человек, все как один — члены местной русскоязычной диаспоры». Где они сейчас и куда делись — неизвестно! Несколько дней подряд пресса с гневом и возмущением писала «о российских беженцах, которые тут просят убежища, потом по большей части становятся членами террористического подполья, на конспиративных и жалких квартирах которого возникают тайные типографии и лаборатории, а как только возникают сложности — они улетают в дальние края, как перелётные птицы».

Под прицелом — не Швейцария

Но в целом пресса сообщала обо всех этих событиях удивительно сдержанно, и это с учетом того, что взрывчатки, найденной в упомянутой конспиративной «нехорошей квартире», хватило бы, чтобы уничтожить сразу несколько таких жилых домов. «Как мы и предполагали, все задействованные в этой бомбовой афере россияне предпочли скрыться за границей», — сухо сообщает газета NZZ.

«Несмотря на более чем богатые запасы взрывоопасных веществ, найденных в квартире на Рю Бланш, мнение о том, что мы имеем дело с собственно фабрикой по производству бомб, не находит адекватных подтверждений. Куда вероятнее предположение о том, что Борис Билит был просто руководителем курсов на тему „Как смастерить бомбу из подручных средств с последующим ее применением“, причем курсы эти, как видно, пользовались очень большой популярностью».

Следы теряются: один из «жильцов» конспиративной квартиры на Рю Бланш, сбежавший и исчезнувший бесследно. Musée du Vieux Plainpalais

Впрочем, даже если бы на этой квартире и в самом деле функционировала фабрика по производству бомб, вряд ли бы швейцарцы особенно встревожились: ведь россияне, как правило, не интересовались тем, что происходило у них за окном, и до актуальных политических событий в стране их пребывания им было также далеко, как до Луны. Их куда больше интересовали революционные перспективы у себя на исторической родине.

Таинственная россиянка

А между тем, в соответствии с распоряжением суда, Билита и Маркину помещают в одиночное предварительное заключение. Оба они упорно отказываются назвать свои истинные имена. Журналисты же, конечно, особенно интересуются «таинственной россиянкой», при том что внешне Анна Маркина вовсе не была «ослепительной красоткой: выглядела она нескладно, была костлявой и маленькой, с жесткими чертами лица, мужской походкой, вела себя недоверчиво, отличалась молчаливостью и фанатичностью убеждений».

Именно так описывала её газета Journal de Genève, полагая, что она сбежала в Швейцарию от какой-то трагической истории, произошедшей с ней или с ее участием в «далёкой московитской земле». Цюрихская NZZ придерживается схожего мнения, рассматривая ее в качестве «загадочной персоны, не исключено, что героини некоей темной трагедии».

Заключение в тюрьме, пусть и швейцарской, бесследно для нее не прошло. Как писали тогда СМИ, она «находится в состоянии постоянного возбуждения, общаясь со всеми окружающими исключительно словами грубыми и ругательными». Месяц спустя следствие в ее отношении было решено прекратить, что «вызвало среди русских студентов и студенток в Женеве волну радости». Следственным же органам так до конца и не удалось установить, кем же она была на самом деле.

Антианархист, почти учёный?

Борис Билит тоже был подвергнут психиатрической экспертизе и получил вердикт «в полном порядке». Таким образом, стало ясно, что препятствий на пути судебного разбирательства в его отношении нет и он может предстать перед Федеральным судом в Лозанне, в компетенции которого начиная с 1894 года находились все дела, связанные с взрывчатыми веществами. Борис Биллит решил защищать себя сам, и в своей речи он сконцентрировался на технических деталях, подчёркивая, что в случае с конфискованной у него взрывчаткой речь не идет об обычном динамите. А это значит, что осудить его за нарушение правил хранения и владения взрывчатыми веществами нельзя за отсутствием состава преступления.

Журналисты, специализирующиеся на «репортажах из зала суда», с симпатией отнеслись к такой тактике подозреваемого. «С кем же столкнулись мы — вовсе не с жестоким и готовым к насилию активистом, стремящимся излить на весь белый свет свою ненависть и свои надежды, и даже не с пророком и апостолом, задумавшим силою убеждений увлечь за собой малых сил, то бишь совратить верующие души учащихся за границей русских студентов, но почти что с учёным», — писала газета Journal de Genève.

«За период своего долгого пребывания среди нас, швейцарцев, Билит почти уже целиком приспособился к нашей культуре, он не лелеет беспочвенных мечтаний, он, как видно, прекрасно понимает, что есть реальность и что в этой реальности возможно. [...] Поэтому с его стороны не было длинных политических речей с изложением каких-то убеждений, но от этого и общественность едва ли знает что-то насчет идей, которыми руководствуется целый народ, взыскующий свободы».

Мягкий приговор

В итоге Билиту удалось основную вину спихнуть на скрывшегося владельца квартиры, а потому и суд для него, можно сказать, закончился почти без особых потерь. Если в начале разбирательства ему грозило пять лет строгого заключения, то в итоге суд приговорил его только к 18 месяцам тюрьмы «за пособничество в изготовлении взрывчатых веществ». Ложкой дёгтя стало, однако, решение суда, в соответствии с которым Билит после отбытия назначенного ему срока наказания должен был покинуть Швейцарию без права когда-либо туда вернуться.

Швейцарский федеральный прокурор Отто Кронауэр (Otto Kronauer, 1850-1922), прозванный за свой жесткий курс «пожирателем анархистов» (Anarchistenfresser), был, однако, весьма таким приговором недоволен. Он был убежден, что суд поступил с преступником неоправданно мягко, исходя из того, что «потеря руки уже стала для него серьёзным наказанием».

В 1907 году Борис Билит подал ходатайство с просьбой о своём досрочном освобождении из-под стражи, а также с пожеланием, чтобы власти Швейцарии не высылали его из страны, с учетом того, что высылка из Женевы, в которой он-де прожил уже столько лет, стала бы неоправданно жестокой санкцией. Правительство в Берне, однако, проявило твердость. Борис Билит был выслан из Швейцарии, и следы его, равно как и следы Карло Маркетто, потерялись во мраке истории.

Теракты в Швейцарии

В Швейцарии ничего и никогда не происходит? Если повнимательнее взглянуть на историю страны, то мы увидим, что атаки политически мотивированного терроризма случались чаще, чем нам кажется сегодня. Жертвой самого первого классического политического теракта на земле Швейцарии стала герцогиня Амалия Евгения Елизавета Баварская (Elisabeth Amalie Eugenie, Herzogin in Bayern), супруга императора Франца Иосифа I, императрица Австрии, заколотая в Женеве 10 сентября 1898 года  анархистом Луиджи Луккени (Luigi Luccheni).

Однако, как оказалось, это было только начало. Затем Швейцария пережила самую настоящую волну политически мотивированных терактов, источником которых стало анархистское подполье. Анархисты нападали на банки и полицейские казармы, они пытались взрывать поезда, шантажировали богатых промышленников и предпринимателей, убивали своих политических противников и оппонентов.

Как правило, террористы имели иностранное происхождение, попадая в Швейцарию из России, а также Италии, Германии и Австрии. Нередко они просили и получали в Швейцарии политическое убежище, но только для того, чтобы продолжить свою деятельность. Швейцарцев среди террористов-анархистов было очень мало, и почти всегда они находились под влиянием зарубежных анархистских кругов. Страх, который распространяли анархисты, был порой куда больше фактически нанесённого ими ущерба. Часто, мастеря свои бомбы-самоделки, анархисты сами же на них и подрывались.

И тем не менее для Швейцарии как государства анархистский террор был серьёзным вызовом, реагировать на который Конфедерация пыталась укреплением законодательных основ противодействия террористической угрозе. Так называемый «Закон об анархистах», принятый в 1894 году, значительно ужесточал меры наказания за все деяния, совершенные при помощи взрывных устройств или за помощь в подготовке таких деликтов. Одновременно швейцарские кантоны, как правило, отказывались ужесточать миграционное законодательство, на основе которого они щедро предоставляли политическое убежище всем иностранным «диссидентам».

End of insertion

Статья в этом материале

Ключевые слова:

Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

1.6.6. “Эпистемологический анархизм” П.Фейерабенда — Департамент философии

Обладавший бурным темпераментом мятежный ученик К. Поппера и почитатель Л.Витгенштейна Пол Фейерабенд (Feyerabend, 1924–1994) был настроен более радикально. Он довел критические аргументы исторической постпозитивистской критики до логического конца, что, с одной стороны, явилось мощным средством разрушения устаревших догм, но с другой стороны, это, как известно, часто приводит к абсурду.

Позиция Фейерабенда, выражением которой стал принцип «anything goes» (все дозволено), получила название “эпистемологического анархизма”. Целью Фейерабенда было, «убедить читателя в том, что всякая методология – даже наиболее очевидная – имеет свои пределы…» (здесь и далее полужирным шрифтом обозначено выделение П. Фейерабенда) [Фейерабенд, с. 164–165].

Позиция Фейерабенда логически вытекает из его критики кумулятивной модели истории науки и двух его принципов: несоизмеримости  и пролиферации.

Исходя из анализа истории науки, он, как и Кун, приходит к выводу о неверности прежней кумулятивной модели развития науки. История показывает, что часто старая теория не является частным случаем новой и не выводится («дедуцируется») из нее. Этой «дедуцируемости» не требует и последовательный принцип эмпиризма, суть которого состоит в утверждении, что «именно «опыт», «факты» или «экспериментальные результаты» служат мерилом успеха наших теорий… Это правило является важным элементом всех теорий подтверждения (confirmation) и подкрепления (corroboration)» [Фейерабенд, с. 160] (ср. п. 1.6.2). Но если старая теория не входит в новую, то они описывают факты с помощью терминов, имеющих разные значения, ибо сама теория детерминирует значение всех дескриптивных терминов теории, включая термины наблюдения, а также совокупность решаемых проблем и используемых методов. Тогда на смену прежнему принципу «инвариантности значений» должен прийти “тезис о несоизмеримости теорий”, утверждающий, что нет определенных однозначных логических и эмпирических критериев непредвзятой оценки конкурирующих теорий, с которой должны обязательно согласиться сторонники как одной, так и другой альтернативы.

Другим важным принципом концепции развития науки Фейерабенда является принцип теоретического и методологического плюрализма или "пролиферации" (proliferation – размножение) теорий и идей, основанный на том, что «опровержение (и подтверждение) теории необходимо связано с включением ее в семейство взаимно несовместимых альтернатив».

Эта необходимость вызвана тем, что "свидетельство, способное опровергнуть некоторую теорию, часто может быть получено только с помощью альтернативы, несовместимой с данной теорией…    Некоторые наиболее важные формальные свойства теории также обнаруживаются благодаря контрасту, а не анализу… Познание … – говорит Фейерабенд, – не есть ряд непротиворечивых теорий, приближающихся к некоторой идеальной концепции. Оно не является постепенным приближением к истине, а скорее представляет собой увеличивающийся океан взаимно несовместимых [1] (быть может даже несоизмеримых) альтернатив , в котором каждая отдельная теория, сказка или миф являются частями одной совокупности, побуждающими друг друга к более тщательной разработке; благодаря этому процессу конкуренции все они вносят свой вклад в развитие нашего сознания. В этом всеобъемлющем процессе ничто не устанавливается навечно и ничто не опускается" [Фейерабенд, с. 160–162]. Необходимость «взаимно несовместимых альтернатив» для развития науки ведет к полезности «контриндукции», суть которой – разрабатывать гипотезы, несовместимые с хорошо обоснованными теориями или фактами [Фейерабенд, с. 161]. Ведь «свидетельство, способное опровергнуть некоторую теорию, часто может быть получено только с помощью альтернативы, несовместимой с данной теорией… Поэтому ученый… должен сравнивать идеи с другими идеями, а не с «опытом» и пытаться улучшить те концепции, которые потерпели поражение в соревновании, а не отбрасывать их» [Фейерабенд, с. 161]. Отсюда «обсуждение этих альтернатив приобретает первостепенное значение для методологии» [Фейерабенд, с. 76]. “Условие совместимости, согласно которому новые гипотезы логически должны быть согласованы с ранее признанными теориями, неразумно, поскольку оно сохраняет более старую, а не лучшую теорию… Пролиферация теорий благотворна для науки, в то время как их единообразие ослабляет ее критическую силу” [Фейерабенд, с. 166]. "Если верна мысль… о том, – говорит он, – что многие факты можно получить только с помощью альтернатив, то отказ от их рассмотрения будет иметь результатом устранение потенциально опровергающих фактов" [Фейерабенд, с. 174].

Фейерабенд  утверждает, что развитие науки идет не путем сравнения теорий с эмпирическими фактами, а путем взаимной критики несовместимых теорий, учитывающей имеющиеся факты. Поэтому методологический принцип «пролиферации» теорий способствует развитию науки: “Мир, который мы хотим исследовать, представляет собой в значительной степени неизвестную сущность. Поэтому мы должны держать глаза открытыми и не ограничивать себя заранее” [Фейерабенд, с. 150].

Исходя из этого, он утверждает свой анархистский принцип: “единственным принципом, не препятствующим прогрессу, является принцип допустимо все (anything goes)” [Фейерабенд, с. 153]. С этой точки зрения оказываются бессмысленными методологические критерии верификационизма и фальсификационизма, а также принципы соответствия, недопустимости противоречия, избегания гипотез ad hoc, простоты и пр. Этот «анархистский» принцип, с точки зрения Фейерабенда, подтверждает история науки, которая демонстрирует, “что не существует правила,… которое в то или иное время не было бы нарушено… Такие нарушения не случайны… Напротив, они необходимы для прогресса науки” [Фейерабенд, с.153].

Эти центральные моменты своей концепции  Фейерабенд иллюстрирует на примере описания способа, «с помощью которого Галилей справился с важным контраргументом против идеи вращения Земли». Фейерабенд подчеркивает, что «справился», а не «опроверг», ибо в этом случае мы имеем дело с изменением концептуальной системы (включающей «естественную интерпретацию»[2] – А.Л.), а также с несомненными попытками скрыть это обстоятельство» [Фейерабенд, с. 203]. Согласно Фейерабенду, Галилей меняет старую «естественную интерпретацию» на новую, используя внушение и пропагандистские уловки [Фейерабенд, с. 213].

Такова суть содержательной критики Фейерабендом предшествующей позитивистской философии науки. Но на этом он не останавливается и проводит свою логическую линию до конца, приходя к абсурду. Из тезиса о несоизмеримости теорий он выводит возможность защиты любой концепции от внешней критики,а отсюда равенство любых систем утверждений (характерная черта постмодернизма – широкого философского течения последней трети XX в.).

Из принципа пролиферации и гуманизма, понимаемого как “бережное отношение к индивидуальности», ведущее к “плюрализму теорий и метафизических воззрений» [3] ,  Фейерабенд выводит равенство всех мировоззрений[4] вообще и в частности рационально-научного, иррационально-магического (мифологического) и религиозного. Из этого для него следует вывод о необходимости отделения рационально-научного мировоззрения, подобно религиозному, от государства, что означает прекращение обучения наукам в школе. Ибо наука, как показывает критика постпозитивистов и его собственная, не имеет дела с объективной истиной и потому подобна религии. Поэтому нет оснований выделять ее по отношению к религиям и мифологическим традициям, включая в школьную программу[5]. Для Фейерабенда все это (современная наука, античная мифология, магия, религия) лишь разные “исторические феномены” [Фейерабенд, с. 139, 141, 179–185, 456–457], разные формы упорядочения мира [6]. “Наука гораздо ближе к мифу, чем готова допустить философия науки. Это одна из многих форм мышления, разработанных людьми, и не обязательно самая лучшая” [Фейерабенд, с. 450].

Такимобразом, из тезиса о несоизмеримости и принципа пролиферации Фейерабенд выводит типичный анархистский (и постмодернистский) тезис о том, что каждый делает  что хочет[7], и эти «хотения» равны. Но по этой логике в данный список равных надо включать и каннибалов, и фашистов, и сторонников человеческих жертвоприношений. По этой логике надо предоставить ребенку выбор родного языка до того, как начать обучать языку. Этот абсурдный для нормального современного сознания результат является следствием отбрасывания общественного характера человеческой жизни, того, что отдельные люди и группы включены в более широкие общности, что накладывает на их свободу существенные ограничения.

Куновская модель как раз и учитывает это обстоятельство и позволяет рассматривать не только внутринаучные революции, но и сравнение упоминаемых Фейерабендом традиций, причем с учетом тезиса о несоизмеримости. Кстати, свободная дискуссия, ради обеспечения которой Фейерабенд предлагает изъять науку из школьного образования, логически невозможна в силу провозглашаемого им же тезиса о несоизмеримости (если это невозможно для разных теорий внутри естественной науки, то тем более невозможно для разных традиций мышления). Что же мы получим, если попробуем применить подход Т.Куна к заявленному Фейерабендом равенству науки и мифа, науки и религии?

С точки зрения куновской модели, “исторические феномены” науки и мифа представляют собой разные сообщества со своими парадигмами. В свое время эти сообщества не соприкасались и жили своей “нормальной” жизнью. Так, для охотников и собирателей, наверное, магическая картина мира, мир, наполненный духами, мог быть вполне адекватен их образу жизни. Но история последних столетий делает человечество все более взаимосвязанным. Это приводит к необходимости включать в свою жизнь мир техники и связанной с ней естественной науки (или изолироваться, если удается выпасть из этого мирового процесса). Столкновение мифологических сообществ с технологическими выводит первые из спокойного «нормального» в кризисное состояние, в них возникает конкуренция парадигм и сообществ. Развитие техники, порожденное научно-технической революцией XX в., способствует тому, что сообщество сторонников научно-технической парадигмы растет, а сообщество сторонников магической и мифологической парадигмы убывает.

Хорошо это или плохо? Это другой вопрос. С точки зрения Мартина Хайдеггера (1889–1976), развитие техники опасно и может погубить цивилизацию. С начала XX века это рассматривается как серьезная проблема (см. гл. 9). Хиросима и Чернобыль показали другие опасности научно-технического развития. Но изгнание науки из школ и уравнивание в правах с античным мифом не является решением этой проблемы.

Фейерабенд выступает против вытеснения наукой[8] практик парапсихологии[9] (известной у нас как экстрасенсорика) и астрологии, ссылаясь на успешность близкой им по духу восточной медицины. К этому же семейству практик можно добавить широко культивирующиеся на Западе постфрейдистские психологические практики, особенно с выходом в коллективное бессознательное (обзор их содержится в [Гроф, гл. 3]). Содержащийся в принципе пролиферации Фейерабенда призыв «держать глаза открытыми и не ограничивать себя заранее» и культивировать в культуре разнообразие вполне здрав. Но из него не следует, что надо некритически верить всему, что говорят, и что степень обоснованности, скажем, утверждений физики и астрологии равны.

Что касается различия между наукой и религией, то здесь просматривается несколько иная линия, чем в различии между наукой и мифом. Христианская религия, столкнувшись со сферой политической власти еще в Древнем Риме, изначально приняла принцип разделения “Богу – богово, кесарю – кесарево”. Тот же принцип был применен в Новое время по отношению к науке и технике: за религией осталась душа (внутренний мир человека), а в плане упорядочения мира природы (внешнего мира) первенство было отдано естественной науке, соответствующие же части Писания были переосмыслены как иносказания[10]. По тому же пути пошла приводимая Фейерабендом в качестве примера Япония, для которой европейская наука и техника были типичным историческим вызовом, на который надо было найти ответ, чтобы выжить. Наука и техника сегодня составляют некую общепризнанную данность (среду) в глобальном масштабе, но не благодаря «пропагандистским и рекламным акциям» и не «потому, что «научный рационализм выше всех альтернативных традиций» объективно (в рамках постпозитивизма нет места для подобного утверждения). Ситуация здесь, следуя постпозитивистской логике Куна, аналогична спору между, скажем, теорией относительности Эйнштейна и эфирными теориями. Сообщество в XX в. выбрало теорию Эйнштейна. Сторонники альтернативных теорий находятся в абсолютном меньшинстве, но живы. Возможно, в XXI в. что-то из их идей будет востребовано, но никаких оснований, скажем, давать на государственном уровне равный ресурс всем идеям, нет. Ресурс общества ограничен. Можно обсуждать минусы такой системы распределения ресурса, но нельзя брать в качестве альтернативы анархистский принцип.

Но Фейерабенд не признавал модели Куна. Он критиковал ее, исходя из принципов пролиферации и контриндукции. Фейерабенд полагал, что Кун ошибочно принял за два этапа две тенденции: стремление к устойчивости и стремление к пролиферации, которые сосуществуют одновременно. Особенно яро он выступал против куновской модели нормальной науки (см. его работу “Утешение для специалиста” в [Фейерабенд]): как и положено анархисту, он призывал к перманентной революции в науке. Однако, анализ структуры и истории физики (см. гл. 7 и 8) подтверждает модель Куна, а не Фейерабенда – деление на «нормальную» науку и «революцию» справедливо, хотя «нормальная» наука и не сводится к решению головоломок (см. гл. 8) – предмет критики Фейерабенда (хотя, например, в открытии структуры ДНК работа типа решения головоломки составляла существенную часть). Таким образом фейерабендовская  критика Куна неадекватна. Что же касается критики предшествовавшего позитивизма с позиций антикумулятивизма и тезиса о несоизмеримости теорий, он оказывается в одной компании с Куном.

 

В целом Фейерабенд, ярко представил ряд проблем, хотя и в гипертрофированном виде, и способствовал активизации работы постпозитивистской мысли в различных направлениях. Это видный представитель постпозитивизма. Критика Фейерабенда расшатывает привычные представления во многом в том же направлении, что и критика Куна. Но если Кун затем строит позитивную модель развития науки то Фейерабенд не ставил себе целью создание новой концепции. «Всегда следует помнить о том, – говорил он, - что… мои риторические упражнения не выражают никаких «глубоких убеждений». Они лишь показывают, как легко рациональным образом водить людей за нос. Анархист подобен секретному агенту, который играет в разумные игры для того, чтобы подорвать авторитет самого разума (Истины, Честности, Справедливости и т.п.)» [Фейерабенд, с. 164–165].

Позиция Фейерабенда напоминает позицию древнегреческих софистов. Последние указали на проблемы, которые затем решались Сократом, Платоном и Аристотелем. Мне представляется, что проблемы, высвеченные Фейерабендом, во многом были решены концепцией Куна, суть которой составляет система названных четырех взаимосвязанных понятий. В этом смысле куновскую концепцию (критическая часть которой, во многом совпадающая с критикой Фейерабенда, легла в основание постмодернизма) можно отнести к «постпостмодернизму», т.е. к позитивным концепциям, учитывающим проблемы, поставленные постмодернистами.

[1] Совместимость теорий T1 и T2 предполагает, что в Т1 нет предложения, которое противоречило бы предложению из Т2.

[2] Фейерабенд утверждает, что «существует не два отдельных акта: один – появление феномена, другой – выражение его с помощью подходящего высказывания, – а лишь один : произнесение в определенной ситуации наблюдения высказывания… «камень падает по прямой линии»». «Источник и влияние умственных операций» он называет «естественными интерпретациями»[2]» [Фейерабенд, с. 204–205]. Их можно рассматривать как форму «теоретической нагруженности» опытных данных, о которой говорят все постпозитивисты.

[3] «Для объективного познания необходимо разнообразие мнений. И метод, поощряющий такое разнообразие, является единственным, совместимым с гуманистической позицией" [Фейерабенд, с.185, 166, 178].

[4] «Свободное общество есть общество, в котором всем традициям предоставлены равные права и одинаковый доступ к центрам власти» [Фейерабенд, с. 517].

[5] “Научное образование (как оно осуществляется в наших школах) несовместимо с позицией гуманизма… Поскольку принятие или непринятие той или иной идеологии следует предоставлять самому индивиду, постольку отсюда следует, что отделение государства от церкви должно быть дополнено отделением государства от науки – этого наиболее современного, наиболее агрессивного и наиболее догматического религиозного института. Такое отделение – наш единственный шанс достичь того гуманизма, на который мы способны…” [Фейерабенд, с. 150, 450].

[6] Они тоже вводят представление о скрытом (тайном) как источнике яв(лен)ного. Такими источниками являются духи в магии, античные боги в античной мифологии, единый и всемогущий Бог в мировых религиях. В естественнонаучной картине мира эту функцию выполняет естественнонаучный механизм.

[7] «Каждый должен иметь возможность жить так, как ему нравится» [Фейерабенд, с. 510]

[8] Надо отметить, что критикуемый образ науки у него позитивистский и реалистический, отвечающий первой половине XX в., а не постпозитивистский Куна и Лакатоса.

[9] Парапсихология возникает в конце XIX в. как движение представителей естественной науки, пытающихся проверить наличие паранормальных явлений (телепатии, ясновидения и телекинеза), исходя из естественнонаучных критериев.

[10] На Западе христианские религии, по исходной идее (которая не соблюдалась в средние века) связаны с внутренним миром человека, и конкурируют между собой на другом поле, на котором в Новое время был провозглашен принцип плюрализма – сосуществование религиозных сообществ. Это не исключает конкуренции, для описания которой куновская модель может оказаться тоже полезной.

Анархист не узнал себя на фотографии – Газета Коммерсантъ № 144 (5894) от 10.08.2016

Как стало известно "Ъ", в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) подана жалоба анархиста и фигуранта "болотного дела" Дмитрия Бученкова. Главным доказательством его участия в беспорядках, в которые вылился санкционированный "Марш миллионов", стала фотография с Болотной площади. Однако и он сам, и его знакомые, и независимые эксперты утверждают, что на ней изображен другой человек, а сам господин Бученков 6 мая 2012 года находился в Нижнем Новгороде у родителей.

О том, что жалоба Дмитрия Бученкова направлена в Страсбург, "Ъ" сообщил адвокат анархиста Дамир Гайнутдинов из международной правозащитной группы "Агора". По его словам, господин Бученков жалуется на нарушение права на личную неприкосновенность и на политически мотивированное преследование.

Дмитрий Бученков пополнил списки фигурантов "болотного дела", где насчитывается уже более 30 имен, в декабре 2015 года. Согласно фабуле уголовного дела, 6 мая 2012 года господин Бученков пришел на "Марш миллионов" в колонне анархистов, а когда акция переросла в стычки с полицией и массовые беспорядки (так квалифицировало происшедшее следствие), принял в них активное участие: "уничтожал кабинку биотуалета" и бил полицейских.

Дмитрию Бученкову 38 лет, он анархист, родом из Нижнего Новгорода. Как следует из его жалобы в ЕСПЧ, с 2003 года он работал доцентом кафедры философии Волжского государственного педагогического университета, преподавал историю и политологию. Параллельно он занимался уличной политикой: проводил пикеты, митинги, издавал антифашистские журналы. После антимилитаристской акции "День дезертира", которую он организовал 23 февраля 2009 года, господина Бученкова уволили из университета, и он перебрался в Москву. Здесь он преподавал на кафедре истории медицины и социально-гуманитарных наук университета им. Н. И. Пирогова, а с 2014 года — стал заместителем заведующего кафедрой этого вуза.

В жалобе Дмитрия Бученкова говорится, что незадолго до "Марша миллионов" он на автомобиле поехал в Нижний Новгород проведать родителей. Вернулся спустя день после того, как на Болотной площади закончились задержания. Тем не менее спустя почти четыре года Дмитрия Бученкова задержали. Одним из главных доказательств стала фотография, сделанная на площади. На ней запечатлен человек в бейсболке и капюшоне — следствие считает, что это именно Дмитрий Бученков. На очных ставках с анархистом это подтвердили и признанные потерпевшими по "болотному делу" сотрудники МВД.

Как говорится в жалобе, фото с площади государственные эксперты сравнивали с фотографией господина Бученкова, взятой в паспортном столе Нижнего Новгорода. Этому фото более десяти лет. Как отметил юрист Дамир Гайнутдинов, повторная экспертиза, проведенная по ходатайству защиты, показала, что на фотографиях разные люди: тот, что сфотографирован на площади, явно моложе обвиняемого. Однако суды, рассматривая ходатайства сначала об аресте, а затем и о его продлении, эту экспертизу не учитывали.

"Политический мотив преследования" Дмитрия Бученкова в жалобе обосновывается следующим образом. По мнению защиты анархиста, сотрудники правоохранительных органов давно имели претензии к господину Бученкову. "Он был известен нижегородскому центру по противодействию экстремизму (ЦПЭ), при этом за годы своей активности Бученков ни разу не привлекался ни к административной, ни к уголовной ответственности",— отметил господин Гайнутдинов. Большинство характеристик личности, имеющихся в деле, предоставлено именно ЦПЭ. Например, когда анархисту в феврале продлевали срок содержания под стражей, оперативники представили в суд справку. Из нее следовало: "Несмотря на задержание и последующий арест (Бученков.— "Ъ"), продолжает оказывать влияние на среду неформального леворадикального движения "анархисты"... анархисты осуществляют поиск и подготовку лиц... готовых дать ложные показания с целью подтверждения алиби, заявленного Бученковым". "Есть ощущение, что сотрудники ЦПЭ просто очень давно имели претензии к Бученкову, а после 6 мая 2012 года решили воспользоваться открывшейся возможностью и начать его уголовное преследование",— считает господин Гайнутдинов.

Помимо жалобы Дмитрия Бученкова в ЕСПЧ лежат жалобы еще нескольких десятков фигурантов "болотного дела". По мнению Дамира Гайнутдинова, прежде чем суд успеет вынести какое-либо решение, дело его подзащитного успеют рассмотреть в России. "И если будет вынесен приговор, жалоба будет дополнена",— сказал юрист.

Григорий Туманов

Колумбайн. Опасное деструктивное явление. — Северодвинский психоневрологический диспансер

Колумбайн – что это такое?  Опасное деструктивное явление в молодёжной среде.

К сожалению, сегодня анархические движения представляют достаточно серьезную угрозу, а сами идеи анархизма становятся все более популярной в молодежной среде. Группирований, размещающих материалы анархисткой и суицидальной направленности в эпоху бесконтрольного доступа к Интернету, множество. Ежедневно, в различных соцсетях, например, «Вконтакте», регистрируется около 5 интернет-формирований, пропагандирующих идеологию «колумбайна», суицида и анархизма. Увы, эти группы смерти сегодня на слуху – «Синий Кит», «Колумбайн» и другие печально известные молодежные сообщества, воспевающие культ самоубийства и подростков-убийц. Наиболее радикальным по своему содержанию является движение

«Колумбайн»  («Скулшутинг»)вооруженное нападение обучающегося или стороннего человека на учащихся внутри образовательного заведения.

История «Колумбайн». Эрик Харрис и Дилан Клеболд

«Колумбайн» – это название школы в США, в которой в 1999 году произошло самое громкое вооруженное нападение учеников Эрика Харриса и Дилана Клиболда на своих одноклассников.

В результате стрельбы погибли 13 человек, а сам трагический случай получил широкий общественный резонанс, со временем сформировав в подростковой среде США, а затем и в других странах, субкультуру поклонников Харриса и Клиболда. Эрик и Дилан были не первые, кто устроил бойню в альма-матер, но именно эти садисты стали кумирами миллионов подростков по всему миру благодаря «постановочному» сценарию расправы над одноклассниками.  Черные плащи, очки, прощальный ролик, записанный на видеокамеру, а затем и самоубийство – все это способствовало романтизации их образов. А кроме того были дневники подростков-убийц, в которых они подробно описали травлю одноклассниками, безразличие родителей и педагогов. То есть, в сознании «колумбайнеров» Харисс и Клиболд – это аутсайдеры, отомстившие своим обидчикам.

Россия: В январе 2018 года в Крещение девятиклассник школы №5 в Улан-Удэ ворвался в класс, где шел урок у седьмого класса. Бросил коктейль Молотова в учителя, затем вытащил топор из рюкзака и стал наносить им удары по детям. Семь человек пострадали – это шесть детей и учительница. В больницу попали пятеро, из них трое – в реанимацию.

Ранивший пятерых детей и учительницу бурятский подросток был в такой же футболке, как Эрик Харрис (слева) и Дилан Клиболд (справа), которые устроили массовую бойню в американской школе «Колумбайн»

Субкультура «Колумбайн» быстро набрала популярность и получила немалое количество поклонников, в том числе и в России. Среди последних подражателей – «керченский стрелок».

 

 

 

Владислав Росляков («Керченский стрелок»)

Ежедневно в соцсетях регистрируется по несколько интернет-формирований пропагандирующих «поступок» Владислава Рослякова, в которых, увы, состоят  и пользователи из Беларуси.

Но и до этой трагедии в Керчи, унесшей жизни 21-ого человека, идеология «колумбайна» с ее депрессивно-агрессивным контентом так или иначе оказала свое влияние на подростков в белорусском сегменте социальных сетей.

Резонансный случай в минском ТЦ «Европа», когда студент «МИТСО» Владислав Казакевич совершил нападение на посетителей торгового центра с применением бензопилы и топора, потряс Беларусь. Позже стало известно, что Казакевич проходил лечение в связи с попыткой суицида, а до весны 2016 года находился на учете в УЗ «Детский городской психоневрологический диспансер». Потому неудивительно, что в социальных сетях он состоял как раз таки в тематических группах суицидальной направленности.

И действительно, анализируя причины развития явления «Колумбайна» в молодежной среде исследователи приходят к выводу, что для подростков во все времена было характерно формирование маргинальных групп, причем их потребителями, как правило, являлись подростки, страдающие различными психолого-психиатрическими проблемами. Кроме того, обобщая факты биографий подражателей «колумбайнеров» можно с уверенностью говорить о нескольких стереотипах:

-бесконтрольная доступность к Интернету,

— агрессивная окружающая среда,

— чувство несправедливости, одиночества, безысходности и отсутствие видения перспектив, совершение преступлений в 90% случаев лицами мужского пола, наличие межличностных проблем в отношениях с одноклассниками, неполная или неблагополучная семья стрелка, выбор в качестве «мишеней» случайных людей, интерес к материалам, содержащим описание различных форм насилия, желание быть замеченными.

Администраторы подобных групп являются проводниками идеологии насилия, формируя среду, которая может стать почвой для появления подростков, вынашивающих террористические намерения различной направленности. Увы, пока социальные сети не несут ответственности за размещенный у них контент, борьбы с подобными сообществами напоминает бой с ветряными мельницами.

Колумбайновские сообщества крайне вредны для подростковой психики. Иными словами, подростки нападают на школы не потому, что состоят в таких сообществах. Напротив, они ищут такие сообщества потому, что готовы к противоправным действиям. То есть, если в группу, по случайности, чисто из любопытства «забредет» ребенок со здоровой психикой, через некоторое время ему станет скучно и противно. Если у подростка искажена эмоционально-волевая сфера, он ищет допинга в виде шок-контента. Такой ребенок уже готов совершить противоправное деяние, в колумбайновских пабликах он лишь находит оправдание и мотивацию». «Из-за неспособности понять чувства других людей некоторые психопаты могут вести себя совершенно чудовищным с точки зрения обычного человека образом.

Известно, что родители подростка, устроившего резню в Стерлитамаке знали об увлечении сына темой Скулшутинга (в  переводе – «школьная стрельба»), но не придали этому должного внимания! Сегодня подростку грозит до десяти лет лишения свободы…

Нужно понимать, что наказания после преступления никто не отменял. И даже самоубийство подростка, устроившего «скулшутинг» не снимает ответственности с его родных и близких. Так, в апреле 2001 года более 30 человек предъявили родителям Харриса и Клиболда (и не только им) иски в размере 2.538.000 долларов. Обеим семьям было приказано держать наготове 32 тысячи долларов на случай будущих претензий. Одна семья подала против Харрисов и Клиболдов иск в размере 250 миллионов долларов США и не приняла условия расчета в 2001 году. В 2003 году несколько семей подали иски против Харрисов и Клиболдов, утверждая, что родители должны были знать о планах своих детей…

Колумбайн: тревожные симптомы в поведении подростка

Что нужно знать родителям о собственных детях-подростках и как помочь ребенку пережить переходный период, чтобы избежать трагедии, подобной тем, что произошли в Керчи и Вольске.

В Саратовской области случайно удалось избежать огромных жертв. «Я не смог. Я ранил одну девочку, я даже не знаю её имени. <…> Я не такой, я не знаю, что на меня нашло», — признался позже 15-летний Даниил Пулькин, который, вдохновившись историей Колумбайна и Керчи, взял в руки ледоруб и пошел в школу. Полицейские его нашли дома через час после инцидента. Он раскаивается и просит прощения.

 — Внешность

Школьники часто экспериментируют со своей внешностью, пытаясь, с одной стороны, проявить собственную индивидуальность, а с другой не отстать от последних модных тенденций. Цветные волосы, странная, на ваш вкус, одежда, сочетание несочетаемого, желание сделать пирсинг или татуировку не должны вас настораживать, если при этом подросток успевает в школе, не бросает хобби и не пренебрегает личной гигиеной.

— Споры

Подросток может спорить с вами или учителями до потери сознания. Это нормально, пока в качестве аргументов используются слова. Тревожный сигнал, если подросток начинает угрожать убить вас или себя, набрасывается с кулаками на оппонента.

— Настроение

Переходный возраст всегда сопровождается перепадами настроения. Ребенок часто замыкается в себе или, наоборот, может вспылить на ровном месте, а потом продолжает общаться как ни в чем не бывало. Отнеситесь с пониманием. Однако, если подросток постоянно в подавленном состоянии, говорит о смерти, не может ни на чем сосредоточиться, постоянно получает двойки и не хочет ходить в школу, значит, пора бить тревогу.

 — Друзья

Мнение друзей становится более важным, чем ваше. И даже если друзья вам не нравятся, с этим можно мириться. А вот резкая смена компании или отсутствие друзей — действительно опасный признак.

— Алкоголь и наркотики

Рано или поздно все дети пробуют алкоголь, сигареты и даже наркотики. К этим экспериментам нужно быть готовыми и заранее в спокойной обстановке объяснить ребенку, чем ему грозит зависимость.

К словам подростка нельзя относиться стоит относиться серьезно, Слова подростка

Несмотря на все противоречия, ребенку важно быть уверенным в том, что дома его любят и поддержат во всем.

Подростки не могут верно оценить эмоции, которые они вызывают у других людей, поэтому даже удивление они могут принять за гнев.

 

Что делать?

В первую очередь, стоит научиться контролировать себя и свои эмоции, если вы не можете сдержать свой гнев, что можно ожидать от подростка. Сохраняйте спокойствие в любой ситуации, как бы трудно это ни было.

Обеспечьте безопасность. У подростка должно быть место, где он может остаться один и спокойно прийти в себя без свидетелей. Проявите уважение к ребенку, который учится быть таким же взрослым, как и вы. Например, научитесь стучать, если дверь в его комнату закрыта.

Помогите ребенку понять, что именно вызывает у него негативные эмоции. Это могут быть вполне конкретные люди или ситуации. Зная причину проблемы, легче найти ее решение.

Научите его справляться с эмоциями. Самый простой способ — физические упражнения. Предложите ребенку заняться боксом, борьбой, скалолазанием или даже танцами. Некоторые находят себя в творчестве и начинают рисовать или писать.

Признаки жестокого поведения

  • Подросток увлечен оружием и всем, что с ним связано. Ему нравится играть с оружием любого рода.
  • Он не стесняется угрожать вам и окружающим людям, часто вслух мечтает о том, с кем и как жестоко расправится.
  • Часто дерется и поднимает руку даже на вас.
  • Издевается над животными вплоть до живодерства.

Если вы заметили хотя бы один признак жестокости в поведении подростка, вам не кажется, ребенка действительно пора спасать. Не стоит ждать, пока вы самостоятельно наладите общение с ребенком, — обращайтесь к психологам.

 

Информация взята из открытых источников.

День работника скорой медицинской помощи

https://radiosputnik.ria.ru/20220428/1785848846.html

День работника скорой медицинской помощи

День работника скорой медицинской помощи - Радио Sputnik, 28.04.2022

День работника скорой медицинской помощи

28 апреля 1898 года приказом Московского обер-полицмейстера за двумя полицейскими участками в городе было закреплено по одной карете скорой помощи. В... Радио Sputnik, 28.04.2022

2022-04-28T00:58

2022-04-28T00:58

2022-04-28T00:59

в эфире

подкасты – радио sputnik

день в истории

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e6/04/1c/1785848830_0:3:1036:586_1920x0_80_0_0_07c26453e49bf948724a7adeecef4c33.jpg

День работника скорой медицинской помощи

28 апреля 1898 года приказом Московского обер-полицмейстера за двумя полицейскими участками в городе было закреплено по одной карете скорой помощи. В современной России День работника скорой помощи долго оставался неофициальным – официальным его сделала пандемия коронавируса. Работники скорой выполняют, возможно, самую сложную и опасную во время эпидемии работу – они первыми входят в контакт с потенциальными заболевшими. День работников скорой помощи был утвержден постановлением правительства 28 апреля 2020 года.

audio/mpeg

День работника скорой медицинской помощи

28 апреля 1898 года приказом Московского обер-полицмейстера за двумя полицейскими участками в городе было закреплено по одной карете скорой помощи. В современной России День работника скорой помощи долго оставался неофициальным – официальным его сделала пандемия коронавируса. Работники скорой выполняют, возможно, самую сложную и опасную во время эпидемии работу – они первыми входят в контакт с потенциальными заболевшими. День работников скорой помощи был утвержден постановлением правительства 28 апреля 2020 года.

audio/mpeg

28 апреля 1898 года приказом Московского обер-полицмейстера за двумя полицейскими участками в городе было закреплено по одной карете скорой помощи. В современной России День работника скорой помощи долго оставался неофициальным – официальным его сделала пандемия коронавируса. Работники скорой выполняют, возможно, самую сложную и опасную во время эпидемии работу – они первыми входят в контакт с потенциальными заболевшими. День работников скорой помощи был утвержден постановлением правительства 28 апреля 2020 года.

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2022

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://radiosputnik.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e6/04/1c/1785848830_126:0:910:588_1920x0_80_0_0_b7c1dea812013b51622be3b9274c8ed4.jpg

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Радио Sputnik

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

в эфире, подкасты – радио sputnik, аудио

В центре Афин анархисты забросали полицейских бутылками с зажигательной смесью

15 октября, Минск /Корр. БЕЛТА/. Примерно 150 анархистов с черными масками на лицах напали на отряды полицейского спецназа на центральной афинской площади Синтагма и забросали правоохранителей бутылками с зажигательной смесью и камнями, сообщает ТАСС.

В ответ полицейские применили слезоточивый газ и светошумовые гранаты. Нападавшие убежали с площади по проспекту Василисис Амалиас, а затем скрылись. Был задержан один человек, в рюкзаке которого нашли бутылку с горючей жидкостью.

Анархисты совершили нападение во время многотысячного марша студентов и преподавателей вузов, который проходил в центре греческой столицы во время 24-часовой всеобщей забастовки, объявленной Объединением профсоюзов государственного сектора (ADEDY). Из-за инцидента марш был приостановлен.

Учащиеся и преподаватели требуют от властей усилить меры борьбы с коронавирусом. В манифестациях участвуют также врачи и другие категории госслужащих, включая работников налоговых инспекций и авиадиспетчеров. Полиция закрыла для выхода пассажиров центральную станцию метро "Панепистимио", которую поезда проходят без остановки. Из-за митингов ограничено движение транспорта по центральным улицам.

ADEDY, крупнейшее профобъединение Греции, проводит сегодня 24-часовую забастовку с требованиями увеличить расходы на национальную систему здравоохранения, увеличить количество коек в реанимационных отделениях, заполнить все вакансии медицинских работников.

Профсоюзное объединение выдвигает также и экономические требования: обеспечить защиту всех рабочих мест, не допускать никакого снижения зарплат, никаких увольнений работников, находящихся на контрактах. В число требований входит и сокращение налогов, возврат к необлагаемому налогами минимальному доходу в 12 тыс. евро в год на семью, расширение приема на работу в государственный сектор (в сферу здравоохранения, образования, социальных услуг, страховых фондов), отказ от приватизации госкомпаний, прекращение аукционов жилья должников по кредитам.

Из-за участия в забастовке авиадиспетчеров главная греческая авиакомпания Aegean Airlines и ее дочерняя компания Olympic Air объявили в среду об отмене или переносе части своих рейсов 15 и 16 октября. Изначально о своем участии в забастовке заявили также работники метро, водители троллейбусов и трамваев, но вечером 14 октября они сообщили, что не будут этого делать.-0-

Анархизм - пламя, которое зажжет весь мир | Исторический сайт Histmag.org

Элизе Реклю (фото Надар, общественное достояние)

За исключением Кропоткина, анархистская мысль получила наибольшее развитие во Франции. Среди самых разных теоретиков, от самых серьезных до самых поверхностных, лидерами были Элиза Реклю и Жан Грав. Реклю, темнобородый мужчина с красивым меланхоличным лицом византийского Христа, считался бардом движения. Он сражался на баррикадах Коммуны и пробирался к тюрьме по пыльной, залитой кровью дороге в Версаль.Он происходил из семьи выдающихся ученых; он был географом, но провел годы, объясняя и проповедуя анархистскую систему в книгах и сочинениях, которые он издавал, иногда вместе с Кропоткиным и Грейвом.

Во время своих лекций в Université Nouvelle в Брюсселе, где он некоторое время был кафедрой географии, он оказывал на свою аудиторию, как писал один из них, «непреодолимый магнетизм». Он перешел от образования земли к будущему человека и «подтвердил, подобно Руссо, свою неизменную веру в добро человека, как только он освободится от пороков общества, основанного на силе».Грейв, напротив, происходил из рабочей семьи. Сначала он был сапожником, затем, подобно Прудону, наборщиком и печатником; в 1980-х он делал ртутные молнии, чтобы взорвать префектуру полиции или Бурбонский дворец, резиденцию французского парламента.

Его книга Умирающее общество и анархизм (La société mourante et l'anarchie) так убедительно обосновывала необходимость свержения государства и предлагала так много хитрых ходов, что это стоило ему двух лет тюрьмы. В тюрьме он написал вторую книгу Future Society (La Société future) , которую быстро напечатал и опубликовал после освобождения.Она носила характер утопии и поэтому власти не считали ее опасно подрывной. В рабочем квартале, на улице Муфтар, на чердаке, он теперь издавал «Восстание»; он много писал для него и печатал в ручной типографии, работая над великим историческим трудом Освободительное движение в Третьей республике (Le Mouvement libertaire sous la troisième république) . Он жил и работал в комнате, где стояли только стол и два стула, неизменно одетый в длинную черную блузу французского рабочего, окруженный брошюрами и газетами, «простой, тихий, неутомимый» и настолько поглощенный своими мыслями и работой, что «походил на средневекового отшельника, который забыл умереть восемьсот лет назад».

Последователи, составлявшие костяк движения, никогда не образовывали партию, а образовывали лишь небольшие местные клубы и группы. Несколько товарищей распространяли объявления, информирующие друзей о том, что, например, «Марсельские анархисты формируют группу под названием «Мстители и Голодные», которая соберется в воскресенье в… Товарищи приглашаются прийти и послушать, обсудить и принести доверенные. друзья». Такие группы существовали не только в Париже, но и в большинстве крупных городов и во многих мелких.Среди них «Непреклонный» из Арментьера, «Принудительный труд» из Лилля, «Всегда готов» из Блуа, «Земля и независимость» из Нанта, «Динамит» из Лиона, «Антипатриоты» из Шарлевиля. Время от времени они проводили совместные конгрессы с аналогичными группами из других стран, например Чикагский конгресс 1893 года на Всемирной выставке, но никогда не организовывались и не объединялись.

Эррико Малатеста (общественное достояние)

Энрико Малатеста, источник анархизма, был итальянцем. Он всегда зажигал пламя на каждом конце света, где была анархистская группа.На десять лет моложе Кропоткина он выглядел романтичным разбойником с большой дороги, который мог бы быть другом графа Монте-Кристо. На самом деле он происходил из богатой буржуазной семьи и, будучи молодым студентом-медиком, был исключен из Неаполитанского университета за участие в студенческих беспорядках во время Парижской коммуны. Позже, чтобы заработать на жизнь, он выучился на электрика, вступил в итальянскую секцию Интернационала, встал на сторону Бакунина против Маркса, возглавил неудачное крестьянское восстание в Апулии, попал в тюрьму, а затем в ссылку.В 1891 г., во время всеобщей забастовки в Бельгии за право голоса всего мужского населения, он считал эту цель маловажной, ибо, согласно его анархистскому кредо, выборы были еще одной ловушкой буржуазного государства, и пытался отвлечь удар в другом направлении. За подобные революционные действия его высылали из одной страны за другой и приговаривали к пяти годам тюрьмы на острове Лампедуза, откуда он бежал на лодке во время шторма. Когда ему запретили покидать Италию, он сбежал оттуда в ящике с пометкой «швейные машинки».Ящик погрузили на корабль, направлявшийся в Аргентину, где он намеревался искать золото в Патагонии, чтобы собрать средства для движения; действительно нашел там золото, но его участок был конфискован правительством Аргентины.

Малатеста не довольствовался разговорами о надвигающемся исчезновении государства, но все еще был вовлечен в настоящие атаки, чтобы помочь ему. На этом основании его обвиняли в уклонении от чистого анархизма и даже в склонности к марксизму.

Copyright © 1962, 1963, 1965 Барбара В.Tuchman

Copyright © 1966 The Macmillan Company

Copyright © для польского издания Grupa Wydawnicza Foksal, MMXIV Башня

, 90 злотых

Издатель: W.A.B.

Обложка: твердая

Количество страниц: 688

Размер: 142мм x 142мм

ISBN: 978-83-280-0875-5

Однажды был застрелен итальянским товарищем анархистом из крыла экстремалов антиорганизатор и .Он никогда не отчаивался, хотя восстания, которые он вызывал, неоднократно заканчивались поражением; он всегда либо сидел в тюрьме, либо только что вышел из тюрьмы после какого-нибудь нового драматического побега или опасного приключения; будучи ссыльным, у него никогда не было дома или только одной комнаты, он всегда являлся, как говорил Кропоткин, «таким, каким мы видели его в последний раз, готовым снова сражаться, с той же любовью к людям, лишенным ненависти к своим врагам и тюремные надзиратели».

Все эти лидеры были настроены оптимистично. Они были уверены, что анархизм восторжествует, потому что он прав, а капиталистическая система рухнет, потому что она прогнила; они чувствовали, что приближающийся конец века станет непреодолимым пределом. «Все ожидают, что родится новый порядок вещей», — писал Реклю. - Век, в котором было сделано столько великих открытий в области науки, не может пройти без еще больших достижений. После стольких проявлений ненависти мы жаждем взаимной любви и потому являемся врагами частной собственности и презираем закон».

Петр Алексеевич Кропоткин (фото: Надар, общественное достояние)

Кропоткин, глядя на мир добродушными глазами, везде находил знаки ободрения. Увеличивались бесплатные музеи, бесплатные библиотеки и парки, что, по его мнению, приближало время анархии, когда всякая частная собственность станет общей. Платные дороги и мосты исчезли? Разве городские советы не предоставили воду и уличное освещение бесплатно? Доказательства утверждения анархистов о том, что общество будущего будет слито не правительством, а «добровольным объединением людей», утверждал он, исходили от таких институтов, как Международный Красный Крест, профсоюзы и даже морские и железнодорожные картели. иначе как тресты осуждаются другими типами реформаторов в Америке).

Анархизм таких людей, как Кропоткин, Малатеста, Жан Грав и Реклю должен был достичь к концу века, как выразился один из его летописцев, «великолепного нравственного великолепия», но только ценой значительного отхода от реальность. Эти люди неоднократно платили тюрьмой за свои взгляды. Сам Кропоткин потерял зубы из-за тюремной цинги. Они не жили в башне из слоновой кости, только их головы были в башне из слоновой кости. Чтобы нарисовать картину всеобщей гармонии, им пришлось отвергнуть правду о человеческом поведении и свидетельство истории.Их упорное стремление к революции проистекало непосредственно из их веры в человечество, которое, по их мнению, нуждалось в великом примере и сильном толчке, чтобы направить его на путь к золотому веку. Они громко говорили о своих убеждениях. Результаты оказались фатальными. Через сто лет после Великой французской революции во Франции началась новая эра анархизма: период изнасилований. Царили два года динамита, кинжальных и винтовочных выстрелов; гибли и простые, и видные люди, разрушались имения, исчезало чувство безопасности, распространялся и затем прекращался террор.Сигнал к эпохе изнасилований дал в 1892 году человек, чье имя — Равашоль — «посеяло мятеж и ненависть». Его поступок, как и почти все последующее, был актом мести за товарищей, пострадавших в тюрьмах.

1 мая 1891 года в пролетарском предместье Клиши Парижа демонстрация рабочих под руководством les anarchos , несших красные знамена с революционными лозунгами, была атакована конной полицией. В беспорядке пятеро милиционеров получили легкие ранения, трое анархистов — тяжелые.Анархистов доставили в полицейский участок, где обескровленных и невидимых подвергли так называемому пассаж à tabac , жестокая пытка проходить между двумя рядами полицейских, пинающих их, избивающих и бьющих прикладами револьверов. В ходе судебного заседания прокурор Бюлот предъявил одному из них обвинение в том, что за день до беспорядков он призывал рабочих вооружаться и говорил им: «Если придет полиция, никто не должен бояться убивать их, как собак, потому что они собаки». ! Долой правительство! Да здравствует революция! ".На этом основании Бюлот потребовал смертной казни для всех троих; но поскольку никто не был убит, его требование не могло быть выполнено, и он предъявил его без необходимости. Пока председательствующий судья Бенуа оправдал одного из обвиняемых, а остальных приговорил к пяти и трем годам лишения свободы, что было максимально допустимым в данных обстоятельствах.

Copyright © 1962, 1963, 1965 Barbara W. Tuchman

Copyright © 1966 The Macmillan Company

Copyright © для польского издания Grupa Wydawnicza Foksal, MMXIV

Выпуск III

Текст выше Варшава выдержки из книг:

Барбара Тухман

Лофти Тауэр

49,90 злотых

Издательство: В.А.Б.

Обложка: Твердая

Количество страниц: 688

Размер: 142 мм x 142 мм

ISBN: 978-83-280-0875-5 Сен-Жермен. Через две недели, 27 марта, вторая бомба взорвала дом прокурора Булота на улице Клиши. В период между двумя вспышками полиция разослала описание подозреваемого преступника; это должен был быть стройный, но мускулистый молодой человек лет двадцати, с каштановыми волосами и бородой, с костлявым лицом, желтоватым цветом лица, болезненного вида, с круглым шрамом между большим и указательным пальцами левой руки.В день второго взрыва мужчина такой внешности ужинал в ресторане «Вери» на бульваре Маджента, где подробно рассказал официанту Леро о взрыве, о котором еще никто в округе не знал. В то же время он выражал антимилитаристские и анархистские взгляды. Леро заинтересовался им, но ничего не сделал. Два дня спустя мужчина снова появился, и на этот раз Леро, заметив шрам, вызвал полицию. Когда полицейские пришли его арестовывать, этот хилый юноша вдруг превратился в гиганта безумной силы, и только десяти мужчинам после ожесточенной схватки удалось укротить его и забрать в тюрьму.

Франсуа Клавдий Кенигштейн, известный как Равашоль (фото: Альфонс Бертильон, общественное достояние)

Это был Равашоль. Он предпочел взять фамилию своей матери, потому что отец Кенигштейн оставил свою жену и четверых детей, оставив всю семью почти исключительно на содержание тогдашнего восьмилетнего Равашоля. Когда ему было восемнадцать, после прочтения Эжен, вечный странник, Эжен, Сью потерял веру, стал анархистом, начал посещать собрания, а он и его младший брат потеряли работу в красильщике.Тем временем его младшая сестра умерла, а старшая родила незаконнорожденного ребенка. Хотя Равашоль нашел другую работу, ее оказалось недостаточно, чтобы спасти семью от бедности. Следовательно, он принялся за незаконные заработки, но сделал это правилом с известной гордостью и упорством. Бедные имеют право грабить богатых, «чтобы не жить как животные», сказал он в тюрьме. - Умереть от голода - это трусость и унижение. Я предпочитал быть вором, мошенником, убийцей». На самом деле он совершил все эти преступления, а также серьезные грабежи.

На суде 26 апреля 1893 года он заявил, что его мотивом было отомстить за клишских анархистов, которые были избиты полицией и которым «даже не дали воды для промывания ран»; а Бюло и Бенуа назначили им самый высокий штраф, хотя присяжные рекомендовали самый низкий. У него была твердая манера поведения, а пронзительный взгляд его глаз выражал внутреннюю силу. «Моей целью было создать такой страх, заставить общество внимательно посмотреть на тех, кто страдает», — сказал он, выразив многое в одном предложении.Хотя пресса описывала его как человека зловещего и жестокого, хитрого и «колоссальной силы», свидетели утверждали, что он давал деньги жене одного из заключенных в тюрьму анархистов Клиши и покупал одежду для ее детей. После однодневного суда он был приговорен к пожизненному заключению и каторжным работам. Но тогда дело Равашоля только началось.

Тем временем официант Леро набирал популярность, предлагая клиентам свою историю о шраме, признании и аресте. В результате неизвестный мститель заложил бомбу в ресторане Вери, убив не Леро, а его зятя, владельца, г-на Вери.Неизвестная анархистская ежедневная газета Le Père Peinard на грубом уличном диалекте описала этот поступок ужасным каламбуром: _Vérificatio_n.

Затем полиция раскрыла целую серию преступлений Равашоля, в том числе ограбление трупа драгоценностей, убийство девяностодвухлетнего скряги и его экономки, дальнейшие убийства двух старух, владевших скобяным магазином, что принесло ему сорок су. - и еще один владелец магазина, который ничего ему не дал.Сообщается, что Равашоль сказал: «Видите эту руку? Она убила столько буржуазии, сколько у нее пальцев. При этом он мирно жил на съемной квартире и учил читать хозяйскую дочь. Суд над ним по делу о трех убийствах начался 21 июня в атмосфере террора, вызванной взрывом бомбы мстителя в ресторане «Вери». Все ожидали, что здание Дворца правосудия взорвется; он был окружен армией, все выходы охранялись, а присяжных, судей и адвокатов сопровождал сильный полицейский эскорт. Получив смертный приговор, Равашоль заявил, что сделал все это «ради идеи анархизма» и добавил пророческие слова: «Я знаю, что буду отомщен».

Эта выдающаяся личность, когда-то чудовищный преступник, а теперь снова защитник и мститель, вызвала споры в анархистской прессе. В «Восстании» Кропоткин отрекся от Равашоля, считая его «фальшивым, недостоверным» революционером, принадлежащим, скорее, к «категории оперы-буффа». Эти дела, писал он, отклоняются от «настойчивой, ежедневной подготовительной работы, незаметной, но огромной, необходимой для революции. Для этого вам нужны люди, кроме Равашоля и им подобных. Оставим их буржуазии fin de siècle'u , продуктом которой они являются».Малатеста также осудил жест Равашоля в анархистской литературной газете L'En Dehors.

Copyright © 1962, 1963, 1965 Barbara W. Tuchman

Copyright © 1966 The Macmillan Company

Copyright © для польского издания Grupa Wydawnicza Foksal, MMXIV

Выпуск III

Текст выше Варшава

выдержки из книг:

Барбара Тухман

Лофти Тауэр

49,90 злотых

Издательство: В.А.B.

Обложка: твердый переплет

Количество страниц: 688

Размер: 142 мм x 142 мм

ISBN: 978-83-280-0875-5

Иоганн Каспар Валло, известный как Макс Фирнер , доменное имя общедоступное)

Трудность заключалась в том, что Равашоль принадлежал, хотя и частично, к тому классу эго-анархистов, у которого был один серьезный теоретик в лице немца Макса Штирнера и сотня практиков культа де мои . Для них было характерно крайнее презрение ко всем буржуазным взглядам и общественным ограничениям; они только признавали право личности на «анархическую жизнь», охватывающую все грабежи и любые другие преступления, соответствующие потребностям момента.Они интересовались собой, а не революцией.

Наглые действия этих «миниатюрных Борги» под знаменами анархизма, заканчивавшиеся обычно перестрелками с полицией, сильно способствовали страху и гневу населения, не различавшего настоящее движение и его извращения. Равашоль представлял оба направления. В нем было немного искренней жалости и солидарности с угнетенными людьми его класса, что побудило одно анархистское писание сравнить его с Иисусом.

11 июля, спокойный и нераскаявшийся, он отправился на гильотину, крикнув в последний момент: "Да здравствует анархия!" . Дело сразу стало ясно. За одну ночь он стал мучеником-анархистом и признанным героем подполья. La Révolte передумала. Она написала: «Он будет отомщен», тем самым присоединившись к зарождающемуся течению мести. "L'En Dehors" открыла подписку для детей сообщника Равашоля, судимого одновременно с ним. Пожертвования на эти цели сделали:в художник Камиль Писсарро, драматург Тристан Бернар, Эмиль Верхарн, бельгийский социалист и поэт, и Бернар Лазар (собирающийся сыграть роль в деле Дрейфуса). Стал широко использоваться глагол _ravacholise_r, который означал «устранить врага», а на мотив La Carmagnole распевалась уличная песня La Ravachole со следующим припевом:

Бурж, время придет

Бомбы для каждого из вас.

Не бомбы придавали значение Равашолю, а его казнь.Тем временем по другую сторону Атлантики произошел взрыв изнасилования.

Copyright © 1962, 1963, 1965 Barbara W. Tuchman

Copyright © 1966 The Macmillan Company

Copyright © для польского издания Grupa Wydawnicza Foksal, MMXIV

Выпуск III

Текст выше Варшава выдержки из книг:

Барбара Тухман

Лофти Тауэр

49,90 злотых

Издательство: W.A.B.

Обложка: твердая

Количество страниц: 688

Размер: 142 мм x 142 мм

ISBN: 978-83-280-0875-5

.90 000 предшественников зеленого анархизма - Сикорский Томаш 9 000 1

Прекрасная эпоха

  • ISBN: 9788381802277
  • EAN: 9788381802277
  • Привязка: переплет: брошюра
  • Издатель: Адам Маршалек
  • Формат: 222x158x21 мм
  • Язык: полировать
  • Число страниц: 378
  • Год издания: 2020
  • Мы отправляем в пределах: 48ч
  • Нет оценок

х

Предшественники зеленого анархизма - Сикорский Томаш

.

Мораль в нападении - Puls Medycyny

Медицинские добродетели охраняли четыре учителя, политолог, химик и фермер. Плевать на имена. Нам ничего не известно о достижениях группы. Об этом молчит даже вездесущий интернет.

Напомню, что следующего Дня смеха не будет, пока не пройдет почти год. Но на этот раз дело кажется серьезным. Я так же далек от хихиканья от смущения, как плачу и ломая себе руки.Мораль — это просто набор правил и норм, определяющих, что правильно, а что неправильно. Светила польского народа, дела которых столь же прекрасны и прекрасны, сколь темны и постыдны, кажется, не замечают, что этические нормы в медицине были определены задолго до Христа и что мировые медицинские учреждения постоянно их совершенствуют. Платон, Аристотель и Фома Аквинский внесли в это значительный вклад. История не сообщает, что для этого им нужен какой-то политический союз. Каждый из них говорил что-то свое, и каждый из них цитируется мировой медициной на протяжении столетий.

Более того, христиане, мусульмане и буддисты, а также многие агностики, либералы и анархисты принимают подавляющее большинство универсальных принципов медицинской этики. Конечно, никакой современный медицинский кодекс не оградит людей от споров о начале жизни и достойной смерти. Значит ли это, что аборты, эвтаназия и переливание крови должны быть запрещены везде или разрешены всеми и всеми? Надеюсь, что задорная семерка из Вейски скоро просветит нас, как это должно быть на самом деле.

Я не собираюсь разбираться в морали и социальных нормативных системах. Я предпочитаю, чтобы философы учили меня искусству достойной жизни, а не политики или проповедники ложных догм. Так что я бил себя в грудь, но я прекрасно знаю, что этика имеет дело с происхождением моральных принципов и их значением. Однако этика и мораль не обязательно совпадают. Смотря для кого и чьи нужды? Нравственные принципы чаще всего выступают в форме повелевающих или запрещающих приговоров, реже объявляющих.Примером нравственного принципа является, например, запрет «не убий». Нарушение этих правил обычно вызывает внутренний психологический конфликт, известный как чувство вины.

Я также знаю, что нравственность не следует путать с нравственностью. Обычай есть не что иное, как поддерживаемая традицией форма поведения, принятая в регионе, но не обязательно во всей стране. Врачи из кашубов и горцев ценят другие стандарты, как и другие силезцы и православные Подлясья. И это Польша! Однако моральные нормы отвечают на вопрос: «что следует делать/не делать», а моральные нормы: «что неправильно делать/не делать».При нарушении нравственной нормы возникает чувство стыда, а при нарушении нравственной нормы - чувство вины.

Кажется, Земля вращается так же лениво, а количество этических дилемм в медицине постоянно увеличивается, что подтверждается многочисленными публикациями и симпозиумами, посвященными медицинской этике. Почему-то я никогда не встречал там политиков. Еще в 1991 году авторы Польского кодекса медицинской этики проявили удивительное смирение. Они не поддались ни безумию детальной кодификации меняющейся реальности, в которой действует врач, ни утопическому стремлению разрешить все сомнения.И не из-за ложной профессиональной солидарности, наоборот. В искусстве. 4 указаны конечные инстанции, в соответствии с которыми должен работать врач: «Для выполнения своих задач врач должен сохранять свободу профессиональных действий, в соответствии со своей совестью и современными медицинскими знаниями».

Оставим на мгновение уважение к знаниям. Совесть направляет, побуждает, обязывает сделать доброе дело, а после его совершения - защищает и оправдывает.И профессор, и молодой врач. В свою очередь, он запрещает и препятствует злым делам. И тот, кто совершает такие действия, обвиняет и мучает его. Но действовать по совести не значит действовать по своим чувствам. Иногда нелегко отличить истинное суждение разума от эмоций, отличить голос совести от силы чувств. Следовательно, совесть не может быть декретирована или отвергнута и принята.

Всякая власть может быть очень действенной для подавления совести оппортунистов, карьеристов и оппортунистов, в том числе и некоторых медицинских работников, и принуждения их к повиновению партийной строгости в вопросах морали.Между тем, медицина – это ответ на признание великого зла, которым являются болезни. И осознание этого зла становится возможным для тех, кто понимает добро, доступное человеку. Если бы медицина отказалась от этого своеобразного блага и вдруг занялась бы экономическими и политическими догмами, она перестала бы быть медициной.

Но пока хорошее лекарство — просто богатая иллюстрация морали.

.

Очерки из истории анархизма

Петр Ласковски

Очерки истории анархизма

2006

(...)

Сергею Нечаеву был двадцать один год, когда прочитав первый номер "Сырого Люду", он решил поклониться реализация идей Бакунина. На рубеже 1868 и 1869 годов он пытался создать студенческая революционная организация, хоть назови - к 1870-му юбилею стрельчатая реформа - дата начала революции.Нет никаких указаний на то, что его организация действительно существовала. Этот человек, еще мальчик - страстный и яростный, в то же время брутальный - смешивает безумие с расчетливый, зная обман, бескомпромиссно с цинизм. «Мы живем в состоянии безумия», — говорит Нечаев, потому что послушанием она считает «спокойное отношение к чудовищности мерзости, подлости, несправедливости, порожденные нашим нынешним строем». Бжозовский вошел в P молнии наводящая на размышления и, может быть, очень верная характеристика Нечаева: «Казалось, что он совершенно чужд нам, самому себе, всему, что он говорит; е все, то, что он делает, ему нужно то, что он ничего не делает из случайно».Нечаев государства говорил: «Пки — один человек теряется на свете, когда одна жизнь так втоптана в грязь, оно того не стоит ы, можно не жить - а бороться"

В этом бою Нечаев печется, холоден, неохотно перемещается. Бжозовский предлагает ему дать диалог между двумя русскими, двигаясь через сочетание ядовитого юмора и глубочайшего отчаяния:

- Доброе утро, Василий Иванович, как дела?

- Все хорошо, Иван Васильевич. В Казахстане мухафазы расстреливали достойных вертолётов канардами.Одна-две сотни были убиты.

- Что? Я всегда говорю, что у нас есть невозможное рег.

- Ваше право... достойный за что картач.

- Конечно, достойным нужен хлеб.

- Естественно: хлеб должен быть для все...

- Вот она: Я сейчас красивая книга об этом Я читаю.

- А я читал о вреде проституции...

— Еще один важный момент.Это после прочтения пожалуйста...

- С удовольствием, с удовольствием, взаимно".

В этой сцене есть презрение и насмешка, есть Я сформулировал резко и точно, свойственное Нечаеву. Она наконец-то вспотела ненависть, которую будут испытывать все анархисты - ненависть к сентиментальный социализм, к тем прекрасным идеям, которыми наполнен либеральный после болтовни.

В марте 1869 года Нечаев прибыл в Женеву, встретиться с Бакуниным. Начинается великий обман. Нечаев представляет себя организатором и лидером мощной организации революционер в России.Он рассказывает о своем влиянии в армии. Это запутало историю Побеги из Петропавловской крепости (до сих пор в России отправлено «секретное послание от крепости» к своей соседке, подростку Вере Засулич). что революция уже подготовлена. Бакунин, покинувший Лигу Мир, он просто должен был укрепить свои позиции в Интернационале, начинает он виза с нечаем большие планы. Он уже видит, как Альянс расширяется до Россия. Но Бакунину тоже нужен обман. В мае он дает Нечаеву доверенность Всемирный революционный союз, носящий его имя, печать и номер 2771.Конечно, Всемирного Союза никогда не было и никогда не было. его 2770 членов. Теперь Нечаев расправляет крылья. От Огарёва он получает посвящение на стихотворение Студенту, посвященное памяти героя друга, а также 10 000 франков, внесенных на общий счет Огарёва и Герцен. Сам Герцен относится к Нечаеву враждебно. Тем временем Бакунин создает целую серию обращений к своему молодому другу, прокламации и брошюры. Венцом этого достижения является Катехизис, опубликованный осенью г. революционер. Достаточно привести несколько выдержек:

Отношение революционера к самому себе

1. Революционер — это человек, преданный жертвам. У него нет ни своего ни интереса, ни причины, ни чувства, ни желания, ни собственности, ни даже имена. Все в нем поглощено единственным дело, одна мысль, одно дз - революция.

2. В глубине своего существа, а не на словах только, он разорвал все связи с правовой системой и со всем миром цивилизованный, со всеми законами, общественными правилами и общими обычаями принята и мораль современного мира.Он для этого мира беспощадный враг, и если он еще там, то только для того, чтобы сделать его он снесет его более уверенно.

3. Революционер всех презирает учения и отрекся от науки мира, оставив ее поколениям будущее. Он знает только одну науку, науку разрушения. Для этого и только в эта цель сейчас исследуется механиком, физиком, химиком и, может быть, медициной. Для этого днем и ночью он ведет живое изучение людей, характеров, ситуаций и все условия современного общественного строя, где только возможно слои.Цель одна - никогда первым не разрушить эту систему.

4. Презирает общественное мнение. Он презирает сегодняшняя общественная мораль, и он ненавидит ее во всем мотивы и симптомы. Все, что способствует триумфу, для него нравственно революция. Все, что стоит на его пути, безнравственно.

5. Революционер – это человек, преданный жертвы. Беспощаден к государству и ко всему обществу в целом государства-просвещенного, он не должен ожидать от себя ничего от других жалость.Между ними и им тайна или открыта, но непрерывна и неисчерпаема. война смерти и жизни. Он должен быть готов умереть каждый день. Он должен научиться терпеть пытки.

6. Жесток к себе, он должен быть строг к себе Другие. Все чувствующие и чутко создающие чувства родства, друзья, любовь, благодарность и даже саму честь надо отдавать в нем одной холодной причиной революции. Есть один для него только восторг, утешение, награда и удовлетворение - безжалостное разрушение.Dc г хладнокровный и неутомимый для этой цели, он должен быть готов к собственному потерять и разрушить своими руками все, что преграждает вам путь ему.

7. Натура настоящего революционера выходит за пределы весь романтизм, все чувства, энтузиазм и восторг. Это даже не будет личная ненависть и месть. Намитно революционер, прошел в повседневное чувство, непрекращающееся на мгновение, должно идти рука об руку с холодным расчет. В любое время и в любом месте это не должно быть тем, к чему вы его подталкиваете. личных желаний, а с теми, кто диктует ему общие интересы революции.

[...]

Отношение революционера к обществу

[...]

14. С целью беспощадного уничтожения революционер возможно, а часто и должно жить в обществе, притворяющемся не то, что есть на самом деле. Революционер должен проникнуть всюду всем высшим и средним классам, в купеческую лавку, в церковь, в квартира, к чиновничьему и военному миру, к литературе, к III Филиал, хоть до Зимнего дворца.

15. Общество должно быть всем этим разделены на несколько категорий. Первая категория – это люди, которые умрут без промедления осужден. Пусть ассоциация составит список таких осужденных по порядке их относительной вредности для успеха революционного дела, да так что предыдущие номера оборудования остаются впереди следующего.

16. При составлении такого списка и для составления упомянутые чины должны руководствоваться далеко не личными преступлениями человек, или даже ненависть, которую они вызывают в обществе или среди других люди.Этот преступник и эта ненависть могут быть даже чем-то полезны, способствуя возникновению народного восстания. Руководствуйтесь мерой прибыли, что должно проистекать из его смерти к делу революции. Так что они должны что люди, которые особенно вредны для организации, соглашаются революционеры и те, кого насильственная и принудительная смерть может отбросить величайший страх перед властью и, лишив ее умных и энергичных активистов, он шатается.

17. Вторая категория должна быть людей, которым лишь временно щадят жизнь, чтобы через ряд животных поступков привести людей к неизбежный бунт.

18. Кому третья категория включает в себя множество высокопоставленных существ или личностей не отличающийся особым умом или энергией, но использующий благодаря своему положению с богатством, отношениями, влиянием, силой. Будь ими эксплуатировать всеми возможными способами и способами; оберните их вокруг, возьмите их вместе подсказку и, владея насекомыми, насколько это возможно, их грязными секретами, заставлять их их рабы, их власть, влияние, отношения, богатство и положение таким образом, неиссякаемое сокровище и огромная помощь другим революционные предприятия.

19. Категория четвертая состоит из амбициозных политиков и либералов всех мастей. ОТ вы можете сговориться с ними в соответствии с их замыслами, притворяясь ослепшими следовать за ними, и все же он захватывает их в свои руки и обманывает их всех тайны, разоблачите их до предела, чтобы вернуться им это невозможно, и они своими руками женятся на стране.

20. Категория пита - доктринеры, заговорщики и революционеры в деловой болтовне и на бумаге. Их следует постоянно толкать и втягивать в сонную артерию. практические речи, что приведет к потере подавляющего большинства и настоящий революционный продукт немногих.

Холодная и безжалостная жестокость этого текста была много комментировали. Это самое строгое обвинение против Бакунина. Добавим, что в отношении нечаевцев он рекомендует внести свой вклад в бедствия и несчастья, которые обрушатся на вертолеты, скорее вызовут их нетерпение.

С Катехизисом и мандатом Вселенского Союз Нечаева вернулся в Россию и начал создавать - только теперь - революционная организация, которая должна была состоять из взаимосвязанных кек из пяти человек.У всего этого был секретный комитет общение с Вселенскими Отношениями. Как единственным членом Союза был Бакунин, да Нечаева хватает на весь состав комитета. Дальнейшее развитие в порядке известны, потому что они послужили Достоевскому холстом для fabuy Biesw. Участник в Москве, ученик Иванова, начинает подозревать существование комитет. Нечаев убеждает остальных четверых, что комитет прикажет удалить Иванова как потенциального предателя. Шопека убивают в парке Московская сельскохозяйственная академия.Через четыре дня тело оставили найденный. Нечаеву удалось бежать за границу. А. восемьдесят семь человек. В 1871 году тридцать три nieczajewowiecw были осуждены.

Тем временем Нечаев восстанавливает связь с Бакунин. Встреча в Локарно. Бакунин взялся за перевод в это время Капитау Маркс на русский язык и сделал аванс за эту работу. Нет он, однако, переводит и, таким образом, позволяет ему без колебаний облегчить неудобное имеет значение для Нечаева. Нечаев просто прислал издателю журнал из секретного организации, приказывающие оставить Бакунина в покое и помеченные соответствующим образом могилы на случай, если издатель сомневается, будет ли выполнен приказ.Конечно, у Нечаева не было причин упоминать об авансе.

В январе 1870 года умерли Герцен и Нечаев. он немедленно воспользовался возможностью потребовать еще 10 000 злотых Рассказ Герцена и Огарёва. Тогда попробуй соблазнить дочь Герцена и переняв ее наследство и контакты. Бжозовский говорит ему в Flomienia: "Обо мне Герцен говорит, что я могу тебе поверить, так что ее революционизирующий. Думаешь: барышня из хорошего дома. Не как там сначала лучше. А что я. Есть проститутки, каждая женщина - товар и предмет.Чисто только для богатых. И я не знаю об этих привилегиях, отличиях. Не смотри на меня так. Говорю тебе честно: ни с кем и Я ни на что не рассчитываю».

Очередной план Нечаева, организовать банду, которая разбой наживет деньги на революционные цели, она истощит свое терпение Бакунин. Отношения разорваны, и в знаменитом письме к Альфреду Таландье от июля 1870 г. Бакунин пишет: «Если Господь представит его Паски друг мой, его первая забота вызовет среди вас разногласия, разногласия, интриги, словом, соблазнят вас.Если у него есть друг Паски, Дочь - он попытается ей поверить, сделать из нее ребенка, чтобы оторвать от нее из сферы официальной морали и навяжет против нее революционный протест общество [...]. Он человек невероятных амбиций, и, по крайней мере, не сам он понимает это, он в конечном итоге определяет свою причину революционер со своей личностью; но это не эгоизм в банальном значение слова, потому что он сильно рискует и ведет мужскую жизнь, полный жертв и неслыханной работы. Он фанатик, и он фанатик до такой степени, что становится законченным иезуитом, временами становится после просто глупо».Бакунин утверждает, что Нечаев привык говорить мошенничество, воровство, сбор компромата.

Нечаева арестовали в Цюрихе на два года потом. Он был выдан россиянам. Он будет приговорен к двадцати годам каторжных работ, никогда однако в Сибирь он не поедет, так как был заперт в Петропавловской крепости. Нечаев, погребенный заживо, не прекратил своей революционной деятельности. В тюрьме представляет себя солдатам как представитель великой державы, он дал понимая, что речь идет о князе Константине.Он поддался своей воле охранники наблюдают за ним и втягивают их в заговор. В в 1881 году он вступил в контакт с активистами террористической организации «Народная воля», которые решили устроить ему побег. Однако он отказался, не желая, чтобы что-то случилось. планирует убить царя. В 1881 году Александр II был убит рукой. националистический волк. Нечаев умер в своей камере в 1882 году.

Кто бы нечаев? Бжозовский пишет в Pomienia: "Нечаев в принципе презирает людей. Никогда нельзя действовать ее, она не [...]. Кто во всем желает самого себя, тот нечестно, когда делает то, что в себе презирает». Год В 1871 г. на процессе над nieczajewowecw известный юрист Спасович признал его Хлештяков, наглый мистификатор. Действительно, Нечаев у мистификаций, он создает их для использования Бакуниным, Огаревым, а затем и его заключенными охранники.

Это последняя мистификация, которая кажется самое важное. Говоря о Константине, Нечаев необычно вспоминает значимый в русской культуре миф о самовсасывании. Союз социальной революции с самобичеванием бесспорно.Сам Пугачев замечательно объявил спас Петр III. История России девятнадцатого века изобиловала самозащиты. В 1822 г. мужчина выдавал себя за Павла I, в 1844 г. Константин, самопредтеча, появится через год.

Следовательно, в Бесах Достоевский говорит Верховески: «Начнется неразбериха, все в конторе затрясется, как никогда прежде в мире. Россия затонула, земля сгорит дотла Бог А потом... тогда выпустим... знаешь кого?

- Кто?

- Иван Царевич [...]. Господи, Господи!».

Итак, самозванец. Самопровозглашенный пользуется легенда о вернувшемся царе-спасителе, божественное избрание, божья весть предначертано взять власть. Но самодовольство также является анти-поведением, изменить порядок вещей, работать против Боже, черно-белая операция. Мистификации Нечаева — часть долга традиции баловства в России, ведь он тоже самодовольный человек, продолжатель Пугачев, извращение формы царь-советов, рожденный Бакуниным революционер, Герцеговина "Разин на троне".Больше в Нечаев, царь и анархист. Отсюда и разница между ним благородные дни «сумасшедшего лета» 1874 года. Нечаев не он извиняется перед народом, не пользуется им, а командует им.

Петр Ривьер, 1815 г.р., мать норманнская деревня, рассказывающая о своих мотивах в дневнике, написанном в тюрьме преступления, он сказал: «Я думал, что он получил славу из-за противоположного ко всем моим суждениям, что я буду спорить со всем миром, я воображал себя в 1815 году. Я тоже говорю себе: этот человек многих заставляет он погибнет, чтобы удовлетворить свою пустую прихоть, поэтому это не сухая вещь, что я могу позволить женщине, которая разрушает мир и счастье моего отца мой ".Ривьер нигилист? Он сумасшедший? сбивает с толку анархисты-террористы пойдут по тому же пути?

Самый важный, если он принимает во внимание человека убит, акт анархистского террора в Америке совершил человек, который из анархизма понял только то, что вся власть за. Леон Чогош, Американец польского происхождения, родившийся в США, в возрасте очень бедная семья. В возрасте шести лет он начал работать чистильщиком сапог и Газетчик, с двенадцати лет он был фабричным рабочим.О вашей деятельности в радикальных руках он только успел сказать: «Мы обсуждали о. президенты и они бесполезны». даже инфантильно. В то же время ему был свойствен тип негодования на детей, когда он чувствовал быть обманутым. Из лекции Эммы Гольдман, которую она услышала, она вспомнила заявление о том, что все дефекты должны быть согласованы. В 1901 году Баффало застрелит президента МакКинли.

Чогош, конечно, не был анархистом. нигилистическое отражение привело бы к акту убийства. Он будет предшествовать его делу правда, с интенсивной одиночной медитацией, чтением текстов анархистов, участие в лекциях, но, как следует из показаний, уровень рефлексии этого человека никогда не выйдет за пределы отчаянно немого узнавая связь между тем, что существует, и тем, что, как он читает, произойдет должно.В этом случае анархистская мысль стала пищей для ума. отчаянно пытаясь найти порядок в непостижимом мире.

Эмма Голдман устроила скандал, когда ее спросили жалела ли она о смерти президента, она ответила: «Неужели св. из всех сша только президент умер? Он точно умер многие другие, возможно, в отчаянии, оставив родственников беспомощными. Почему вы ожидаете, что президент будет важнее остальных?» Голдман был арестован и жестоко избит в тюрьме, несмотря на то, что ничего плохого не произошло. ее ни с замахом, ни с ассасином.Однако последовательно он не осуждает Чогоша, признав свой поступок следствием болезни общества, развратного непрерывно нищетой и вездесущим насилием государственного учреждения. Один Чогоша назвал «мальчиком, который читает странные книги, ни причудливые сны, совершит причудливый поступок."

Наименее понятый, ни в коем случае Убийство императрицы Елизаветы было неоправданным актом анархистского террора, несчастная жена Францишека Юзефа. Все еще в бегах от мира невыносимая императрица убита в Женеве, прикованная Вохой Луиджи Лучени.

Лучени был принят на работу в раннем возрасте в железная дорога и пересекает обширную Габсбургскую монархию. В 1894 году он присоединился к итальянская армия. Ей тогда был двадцать один год. Италия возьмется за это пытаясь отрезать себе кусок Африки и начать войну с Этиопи. Однако через два года армия эфиопского наместника Менелика II, вооруженных французами (в том числе Артюром Рембо, возглавлявшим дела в Хараре несколькими годами ранее), она нанесла поражение итальянским войскам под командованием Аду. Лучени провела шесть лет в итальянской Эритрее, после возвращения осталась награжден медалью «Рикордо делие Кампань д'Африка».Он начал мечтать о государственной работе и начал претендовать на должность тюремного надзирателя. Однако он даже не получит ответа на свои обращения. Откажись от табака, чтобы купит больше листов бумаги. "Я хочу, чтобы ты ответили "Места нет", а он вообще не ответит, это слишком" - он написал. Ураони покинет Италию и идти пешком через Крест Сен-Бернар в Швейцарию. Напротив напишите его имя и надпись: «Vive l'anarchie. Восставший против того, что принадлежит мне они сделали в Италии, отомстите, я как Сципион Африканский, который написал Инграте патри».В мае 1898 года снимает комнату в Лозанне. Я случайные работы Он начал посещать собрания итальянских рабочих клубов. и признается, что хочет кого-нибудь убить, "но что бы "Читает "Le Libertaire", "Le Pere Peinard" и многое другое. несколько анархистских газет.

10 сентября 1898 года он убьет императоров Эльбит.

Идентифицирует себя как анархист. Он говорит о «великом Бакунине», который «указал нам путь». Однако при нем осталась военная книжка и диплом. медаль. Он написал заявление, что он не был безумием или убийством его не тошнит от скуки.Подпись: Луиджи Лучени, очень анархист убежденный. Через полтора месяца после убийства Чезаре Ломброзо он опубликовал статью в котором он подвергнет случай Лучени анализу в соответствии с «правилами новой звезды». антропологической и психиатрической школы." Лучени, пишет Ломброзо, «У него много дегенеративных характеристик, присущих эпилептикам и чистым преступников. "Ломброзо будет переживать биографию настолько близко, насколько он сможет убийцы. Лучени был неверным ребенком, его бросила мать сразу после рождения. От парижской сироты его отправили в Италию, на добычу в Парме, откуда его на восемь лет увезла патологическая семья, он вернулся на хитрость его взяла другая семья - подробности этого Кошмар Ломброзо не исследован.

Во время интервью Лучени подтвердит, что он убил преднамеренно и будет категорически отрицать наличие каких-либо сообщников.

"- С чего ты решил убить?

- La Misere [скука, но эти - в лицо декларации написано в тюрьме - бедствие].

- Бедности не будет...

- В день моего рождения меня бросила мать.

- Но вы воспитывались в семье, которую о. ты заботишься.

- Я в пути с девяти лет.Всему, что я знаю, я научился на практике, а не в школе».

В Женеве не было смертного приговора, поэтому Лучени был приговорен к пожизненному заключению. Он принял приговор восклицанием: "Да здравствует анархия!"

В 1901 году Лучени оставался в тюрьме обследовал коллектив другого известного психиатра, Региса, автора работы посвященный известным повстанцам. Ученые в обширном отчете отметил, что больной не любил, когда его спрашивали о его здоровье. Это не так и это не болен, говорит. Он протестует против концепции правонарушителей. НАТО (прирожденный преступник), сформулированный Ломбросом.Что удивительно Лучени утверждает, что никогда не был анархистом, на самом деле вовсе не был анархистом. Он согласен с утверждениями своего соотечественника Малатесты – наоборот: «Ладно Я не могу править без тебя в семье из восьми человек, тем более в семьи миллионов людей, говорит он. А потом: - Говорят, анархистов нет. знать права. Я не анархист». Наконец, в конце моего исследования проблемы врачи записывают изречение Солона: «Есть общество хорошо управляемый, когда граждане подчиняются чиновникам и чиновникам законы. Л.Лучени 10 апреля 1901 года».

Врачи не уверены в его состоянии психический. Обратите внимание, что Лучени говорил точно, то есть не в бреду, нет галлюцинаций или навязчивых идей. Он «нестабилен и импульсивен». "Его самая большая ошибка, говорит он нам, в том, что он довел ее до крайности. ненавидя несправедливость [...] «если я увижу, что я не прав, простите; но когда я верю, что я прав, я лучше умру пятьдесят раз Я не сдамся »"

синие тетради Пи, найденные в 1938 году год, хотя опубликовано только в 1998 году, содержит - если оно подлинное - завершая эту историю.В 1907 году Лучени начал писать в них рассказ о своей жизни, которому он дал название «История ребенка, брошенного под конца девятнадцатого века, рассказанные самими собой. "Открывается примечанием: "Дай вот история моей жизни. Без сомнения, учитывая ее как ни странно, вы увидите, что это просто сбивает с толку, когда вы это прочитаете». Лучени возражает против научных описаний таких преступников, как он. По может когда хорошо отслужат судебные заседания, в его случае однако они свергли справедливость. А справедливость - "единственная богиня, которая у нее есть ожидать саби».«Потому что я не ходил на университетские курсы (это не мое чувство вины), я нашел свои чувства абсурдными, я отвечаю этим ученым, что обсуждения на эту тему, помимо знания себя, я имею хорошую квалификацию: лучше, чем все квалификации Ломброса. я приглашаю вас всех преступники, так как вы утверждаете, что знаете, как меняется человеческая природа, это существо они читают ту биографию, которая является биографией преступника... искусственного (artificiel) ".

"История ребенка" содержит шокирующие Детское описание Лучени.Что это за текст? Поразительным образом это напоминает случаи Питера Ривьера. Убийство еще более нелепо, обман в суде, обман, отрицание медицинское суждение и, наконец, длинная, внутренне связная самопрезентация письмо.

Блокноты Лучени были изъяты из его камеры. охранниками. Лучени покончил жизнь самоубийством после неудачных акций протеста в 1910 году.

Во Франции серия самых смертоносных терактов теракты начинаются с дела Равахолы. В 1892 году Равашоль взорвется в воздухе дом прокурора и председательствующего судьи, которые привел к максимальному приговору участвующим анархистам годом ранее на первомайской демонстрации.Эти анархисты дополнительно подвергался пытке, известной как проход табака - "бег здоровья" - с участием двух рядов избивающих полицейских. Равашоль, брошенный в детстве отцом, с восьмилетнего возраста он содержал свою семью: мать, фамилию которой он взял, и трио братья и сестры. Он стал анархистом в восемнадцать. Он был вором, наполнителем деньги и убийца. Он грабит трупы драгоценностями, убивает несколько человек, включая девяностодвухлетнего skpca и его хозяйку. В то же время присматривал за детьми заключенных анархистов, давал им деньги держит, учит их читать.«Умереть с голоду — это трусость и унижение», — сказал он в тюрьме.

Равашоль стал настоящим героем народный. Глагол "ravacholiser" - убивать образовался от его имени. враг. В своем ежегодном альманахе анархистская газета «Le Pere Peinard» Она напечатала песню, спетую на мелодию Карманьоли и а ира:

Dans la grand'ville de Paris,

II у дес Буржуа Бьен Нуррис,

II год несчастья,

Quiont le ventre creux,

Ceux-la ont les dents longues,

Да здравствует сын, да здравствует сын,

Ceux-la ont les dents лонги,

Да здравствует сын

Взрыв!

В большом городе Париже

сытые богатый

и есть бедные,

у каждого впали животы,

и остальные имеют длинные зубы.

Да здравствует звук взрыва!

Артикул:

Дансонс-ла-Равашоль,

Да здравствует сын, да здравствует сын,

Дансонс-ла-Равашоль,

Да здравствует сын

Взрыв!

Тачми Равахол,

пусть звук взрыва оживет.

Равашоль, которого осудил Петр Кропоткин, называя революционера фальшивым продуктом буржуазии fin de siecle'u, персонажи прямо из оперы Буффо, вписанные в плебейский архетип вора - страшно, но тоже принято.Он следующий в очереди жестокие златодушные бандиты, беспощадные к богатым, заботящиеся о бедные.

Очередной французский анархист-террорист Август Вайан был человеком совсем другого склада. Он родился ребенком неверный, он воспитывался в приемной семье. Воровство, ребра, случайные работающий. Как она попала в школу. В поисках Better Life он отправился в Аргентину, но безуспешно, поэтому в 1893 году вернулся в Париж. С женой разошелся, живет с дочерью и любовницей. В Париже этот семья из трех человек переживала ужасную нищету.В отчаянии Vaillant решит покончил жизнь самоубийством, но хотел уйти с криком оппозиции, с "крик всего того класса, который отдал бы свои права и в один прекрасный день добавил бы дела к sw.Он наполнит кастрюлю гвоздями и взрывчаткой и так далее изготовленные бомбы были брошены с галереи для зрителей между статуями в Палате Депутаты. В результате нападения никто не погиб, и сам Вайан заявил, что он не собирался никого убивать.

Всего через два дня после теракта взбудораженный парламент прошел первый lois scelerates (законы Оттавы), чрезвычайный законы против анархистов.Запрещалось публиковать тексты, они также могут быть косвенным стимулом для террористических актов восхваление таких поступков.

После поспешного суда Вайян был приговорен после смерти Несмотря на многочисленные попытки помилования президента Сади Карно одобрить приговор. Даже Чезаре Ломброзо протестовал против безмерного наказывает. Его текст L'Anarchie et ses Heros (Анархия и ее герои) содержит удивительные предложения от этого автора. Вайян, по словам Ломброса, в отличие от Равахолы, здесь нет криминального лица ("может быть, за исключением слишком большие и оттопыренные уши").Вместо этого он истеричный тип, которым он является. дела - результат пережитых несчастий. Ломброзо заметил, что, как и Невозможно в полной мере оценить великого человека при его жизни, как и его фальшь. Идея не может быть подтверждена одним, в конце концов, эфемерным поколением. Поэтому он рекомендует отмена смертной казни в отношении анархистов. Он убеждает, что анархизм широко распространен в управляемых странах, поэтому необходимо рассматривается как симптом и позаботится об улучшении управления.

Около 9 часов вечера 12 февраля. В 1894 году бомба, брошенная анархистом, взорвалась в кафе «Терминус» рядом с вокзалом. Сен-Лазар в Париже.В отличие от предыдущего, цель атаки не была конкретной. представитель государства, закона или капитала. Бомба попадает в анонимных людей граждане, сидящие в кофейне, лично не ответственные за систему, хотя принадлежность, по всей вероятности, к привилегированному классу, которые система защищает. Нападавшим оказался 22-летний Эмиль Генрих, сын коммунара, родившийся в Испании, беженец, приговоренный к смертной казни. Нападение на кафе «Терминус» должно было отомстить за казнь Огюста Вайяна. Генри он собирается убить «как можно больше».Один человек умирает в кафе, двадцать были ранены.

Суд над бомбардировщиком начался два и г. Месяц спустя. Объяснив место нападения, он сказал, что в такие кафе приходят "все, кого устраивает установленный порядок, все невиновны, я хочу тебя и твоих». горожане уступали бы государственному аппарату, были бы костяком системы репрессии. Более того, поскольку анархисты привлечены к ответственности коллектив и последствия поступка Вайяна могут нести все анархисты (чо большинство его даже не знает), нет никаких причин, по которым буржуи тоже не должны лечит коллективно и бьет единым блоком.«Невинных ублюдков не бывает», Генри в конечном итоге принимает логику Сен-Жюста, но ведет ее дальше. На На слова одного из судей о окровавленных руках бомбардировщика Генри ответил: «Мои руки так же пропитаны кровью, как и ваши красные одежды».

Социалист Жан Жорес писал о нем: «Моды анархист отеля «Терминус» — сложный и эксцентричный сектант, не они никогда не поймут людей и тех, кого люди не поймут. подняться на несколько на ступеньку выше, он бы закончил политех и быстро вероятно, был бы одним из тех компьютерных математиков, которые истощают мозг, решение странных задач.Он практикующий спиритуалист бедные стихи о Боге, небе, вселенской гармонии, готовя при этом свою бомбу». Жорес видел в Анри типичного представителя буржуазия в упадке. Думая, что ничего общего с людьми, человек, которому не хватало народной «воинствующей простоты и тги». здравый смысл"

Генри действительно не был пролетарием. Один из учителя описывали его как «идеального ребенка, самого честного ребенка из возможных». встретит." Как отличник, он был принят в политех.Это не будет однако она училась, потому что ее исключили за оскорбление профессора. Работал позже как предмет. Он хорошо знает теорию анархизма и тщательно над ней размышлял. Он читает Кропоткина, Реклю и Могилу. Во время суда он напал на этих анархисты, осуждавшие предыдущие теракты, а значит, и Кропоткин. Он также сказал, что те, «кто пытается внедрить тонкое различие между теоретиками и террористами, они трусы."

Перед судом Генри читает показания под присягой, в которых в нем говорится, в частности:

"[...] Недавно я был анархистом. Нет позже середины 1891 г. я примкнул к революционному движению. До Я жил в среде, полностью пронизанной моралью современности. Я был привык чтить и даже любит принципы родины, семьи, власти и собственности [...].

Мне сказали, что социальные учреждения финансируются Я был за справедливость и равенство, и я говорил вокруг себя только ложь и мошенничество. Каждый день я лишен иллюзий. Повсюду где я был, я был свидетелем той же боли для одних и такая же радость для других.Я быстро понял, что громкие слова, которого меня учили чтить: честь, привязанность, должны, имели только замаскировал самые неловкие ужасы [...].

Просто скажи мне, что я стал враг общества, которого я буду считать преступником.

Вскоре меня тянет к социализму, немедленно но я отошла от него. У меня тоже было слишком много любви к свободе большое уважение к индивидуальным действиям, слишком большое отвращение к военным действиям организации, чтобы стать номером в дисциплинированной армии четвертого штат ".

Затем Генри продолжает излагать свои мысли, что привело его к решению бомбить. Он признается, что был подавлен еще одна бомба - в контору общества Carmaux Grade. В 1892 г. Анри внимательно следит за событиями в Кармо, где бастующие атаковали здания и офисы шахты. Опять анархистский террор ищет свои источники народное насилие. Генри безоговорочно одобряет это насилие, в то время как z презрение относится к забастовкам мира, которые увенчались успехом в несколько франков джамуна.Анри обвинил социалистов в сломе революционного духа. Активисты социалисты появляются среди забастовщиков, берут на себя руководство и как можно быстрее гасить удары, снижать настроение. Бедность рабочих для них только трамплин на государственные должности. Генри хочет, чтобы его поступок показал рабочих, что их страдания искренне сочувствовали анархистам, которые «не сидеть в парламенте [...], а идти на гильотину». Он несколько раз возвращается к идее, что источник насилия уже существует. социальная структура. Если анархисты не уважают человеческую жизнь, это потому, что его нет у буржуазии, обрекающей детей на малокровие в трущобах, а женщин на проституцию, приказал армии расстрелять забастовщиков.Вот почему, говорит Генри, женщины и детей буржуазии не пожалеют.

Характерно, Генри Тотальный террор оправдан, при исповедании веры добродушие человека. Его письмо директору Консьержери заканчивается словами: «Он глубоко убежден, что двух-трех поколений достаточно, чтобы освободить его. человека от влияния искусственной цивилизации, которой он сегодня подвержен, и он восстановит ее это естественное состояние, то есть состояние добра и любви». Генри вступает на путь, признанный Прудоном, путь «чувствительности к чувствам», который из Новая Элоиза приводит к ужасу.

В конце слушания Генри сказал: «В этой беспощадной войне, которую мы вели против буржуазии, мы не просим жалость. Мы несем смерть и знаем, как ее принять. Поэтому ожидайте своего приговор равнодушно. Я знаю, что моя голова не будет последней обезглавлен [...]. Вы добавите другие имена в кровавый список наших погибших.

Повешен в Чикаго, лишен св. Германия, искаженная в Хересе, застреленная в Барселоне, гильотинированная в Монбризон и Париж, у нас много погибших. Но вы не можете уничтожить его анархизм.Его корни глубоки: он родится в утробе человека разрушающиеся общества; возникает бурная реакция на установленный порядок; это стремление к равенству и свободе, что они сделают wyom в нынешнем авторитаризме. Он везде."

Генри в этой речи уже идеолог нигилистическое убийство.

Еще в ноябре 1893 года, тоже в Париже, Леон Лотье наносит удар ножом сербскому министру. Захваченный находит, что e он хотел убить любого буржуя, потому что "первый не будет невиновный".

Через несколько месяцев после казни Генри, во время визита в Лион, президент Сади Карно был зарезан итальянским анархистом. Казерия, мстительница Вайана.

В этой ситуации Парламент издаст второй lois scelerates, правительство перешло в наступление. В августе, от страха обвиняемых сели тридцать анархистов, в том числе виднейшие активисты Французский анархизм - Жан Грав, Себастьен Фор, Феликс Фенеон, Филипп Ортис. Цель судебного разбирательства была четко определена - вы должны доказать связь между анархистская теория или мысль и акты террора.Правда, бомбардировщики их уже казнили, но на палубе обвиняемых сидели трое провожающих признавая анархистское мировоззрение. Для достижения цели это то есть он представит тисы отношения между анархистской мыслью и атаками террористов, около тридцати были обвинены в принадлежности к "ассоциация зочицв". Обвинительный акт гласит:

"Обвиняемый принадлежал к созданной им секте между его членами визы сотрудничества и который он ставит в качестве цели разрушения всего общества, и считали средством к воровству, грабежу, поджог и убийство.В этой секте каждый член участвует по своему темперамент и способности, один совершает преступление, другой ведет сделать это через стимуляцию и помощь."

Таким образом, обвинительный акт определяет цели анархистов. как нигилистическая, принадлежащая к той сфере, которую Ницше называет активной нигилизм. При этом он знает о ярко выраженных анархистах в "сектах" деструктивные цели. Оскар снова Булот, тот самый, которого он пытался убить Равашоль. Правительство не смогло выиграть этот процесс. Среди тридцати подсудимых были и такие, которые не имели никакого отношения друг к другу и никогда не знали друг друга.Обвиняемым не нужно было очень много работать, чтобы развеселить обвинения против них. Когда в Фенеон его обвиняли в очень тесной дружбе с немецким анархистом Кампфмейер, Фенеон сожалел, что дружба не может быть слишком подрывной, потому что сам не говорит по-немецки, а Кампфмейер не знает ни слова На французском.

Закончился суд тридцати оправдание обвиняемых, за исключением трех вампиров. Не найден существование нигилистической секты, не было показано никакой связи между мыслью анархические действия анархистов-убийц.

Процесс тридцати эпох «пропаганды». акция" во Франции. Террор как средство. Это действительно даст движению мучеников поклоняются и разоблачают, своей жизнью подтверждая ценность идей, но это также отталкивает простых людей, которым анархизм непонятен, темная идеология, запутанная в оправдании жестокости. Ответы властей террор был усилен репрессиями. Наиболее важные газеты, формирующие общественное мнение, отредактированы на высшем уровне, были закрыты. Активисты мигрировали. получить визу или эмигрировать.Сама мощность впечатляет сильнее, а не слабее, и нарастающие победили, чтобы узаконить себя чувство опасности.

"Агитация делом" поэтому не получилось пропаганда эффективная - количество живущих кровью не увеличилось, действует революция не была зажжена террором. Он видит много авторов в этом причины отказа от него на пороге ХХ века. Это не очень оптимистичное объяснение, Я вижу только низкую эффективность террора как предпосылку для отказа от него. заявление. Но, наверное, не совсем так.Малатеста, автор идеи «пропаганда делом», он писал: «Мы не верим в право наказывать; мы отвергаем идею мести как варварское чувство. Мы не собираемся быть палачами или мстителями. Роль освободителей и созидателей мир кажется нам более благородным и созидательным». анархизм.

Историки анархизма часто положительно ставили различие между теоретиками и анархистами действия, особенно теми, кто во имя реализации видения лучшего общества они обратились к террору. Такое различие подтверждается приговором, вынесенным в судебном заседании. 30.Их также осуществляет современная полиция. рда полиции указывают на важность разделения анархистов на благожелательных, мечтательные маньяки (безобидные) и отчаянные фанатики саморазрушительные убийцы. Это подразделение также узнаваемо в сюжетной линии Секрет. агент Конрад.

В каком-то смысле он поддерживает его в своей увлекательной природе. книга Барбары Тачман, которая выделяла среди анархистских «теоретиков и мыслителей, людей интеллигентных, серьезных и искренних, любящих людей» и «инструменты: маленькие люди, чьи несчастья или отчаяние, гнев, деградация и безнадежная нищета сделали столь восприимчивыми к этой идее [т.е.я иду анархист - П.Л.], что он их беспокоит и толкает к действию. это они они стали убийцами"* [Б. Тухман Надземная башня ]. Тухман со всей силой заявляет, что оба эти группы ничего не делают. Первый создал совершенные образы будущего мира, она ненавидит современное общество, а иногда даже хвалила его насилие - но не более того. Второй, живущий на дне общества, она слышала только обрывки этих слов, поддалась их обаянию и время от времени Пока обманутый не пойдет, он убивает и умирает сам, крича перед судом «Да здравствует анархия».

Французский социалист и противник анархизма Жан Жорес писал в 1893 году: «Трудно судить в целом о доктринах и партиях, которые, по крайней мере, как говорят, произошли от Бакунина и Елисея Реклю направляется к Равашолю. Анархизм исходит из одного принципа, но его проявления многочисленны и часто противоречивы». разделительная линия проходит между теоретиками и нападающими.

После непродолжительного увлечения ide «пропаганда делом» у анархистских мыслителей начала восьмидесятых они осудили акты террора, но воздержались от осуждения самих себя террористы, настаивая на том, что насилие — это изъятое устройство из окружающего мира.Эмма Голдман в статье Во что я верю писала акты насилия: «Я знаю, что некоторые анархисты совершали акты насилия, но это ужасное экономическое неравенство и великая политическая несправедливость ведут к таким действиям, а не анархизм. Каждое учреждение стоит сегодня к насилию, воздух пропитан насилием. Как давно такое состояние мы можем также попытаться остановить Ниагар, как мы надеемся мы имеем дело с насилием. Я уже говорю, что страны, где он существует до определенная степень замедленного выражения, они меньше или совсем не подвергались актам насилия [...]. Ни одно действие, совершенное анархистом, не было совершено в личных целях. прибыль, увеличение дохода, а скорее был известным протестом против репрессивные, произвольные, тиранические действия из игры», — вспоминает Гольдман. другие примеры: Казерио убил Карно, когда он отказался быть помилованным Вайлант. Бреши убил короля Италии Умберто I после того, как итальянская армия выстрелы в женщин и детей во время хлебных бунтов. Беркман пытался убили Фрика, ответственного за гибель одиннадцати рабочих и выселение вслед за ними вдов и сирот.Наконец, восковой анархист Анджелино застрелит премьер-министра Испании Антонио Кановаса отомстить за преступления, совершенные в тюрьме Монжуич в Барселоне.

Ад пыток, применяемых в этой тюрьме, описывает в книге Les Inquisiteurs de, изданной в 1897 году в Париже. l'Espagne (Инквизиторы Испании) Ректор Политехнической академии Таррида дель Мармоль в Барселоне. Он был одним из нескольких сотен человек - анархистов, но и атеисты - арестованные в большом страхе после нападения, совершенного в Барселона годом ранее.Целью этой атаки был епископ Каталонии, бомбы брошены в процессии в день Тела Божьего. Епископ спасает, но восемь человек умер. Не в силах догнать бомбардировщик взбесившиеся весы шевельнулись массовые аресты. Задержанных подвергали причудливым пыткам. В конечном счете предстали перед судом восемьдесят семь человек; одиннадцать были приговорены к смерти, восемь были потеряны.

Идеологический бандитизм, не очень доволен польским эквивалент французского термина «illegalisme» означает действия о. преступного характера, направленного на завладение имуществом буржуазии.Действие к таким, идеологически мотивированным, относились нападения, захваты, вбросы денег, лачуги и - чаще всего в столкновениях с полицией - убийства. Традиция идеологического бандитизма очевидно, намного старше анархистской мысли и включает в себя народных героев экспроприация богатых и помощь бедным. Мотивированный анархистский бандитизм появился еще до того, как его приняли индивидуалисты. роль его защитников против синдикализма. В восьмидесятых годах девятнадцатого века два имени — Дюваль и Пини — стали символом криминальное течение анархизма во Франции.Грабитель Клеман Дюваль, тридцатишестилетний активист парижской группы «Пантера Батиньоля», засыпает при ограблении и поджоге отеля на улице Монсо в Париже (здание в то время пустовало). Из тюрьмы он отправляется в «La Revolte». письмо, в котором он представляет идеологическую мотивацию своих действий. Напишите о своих первый приговор за кражу: он выделит деньги, взятые из кассы станции то полностью на лечение больного товарища. Протест против разговоров о кражах в его деле, утверждая, что он занимался право на возврат ранее разграбленного имущества.Дюваль остался приговорен к смертной казни, что, конечно, было несоразмерным приговором высокая вина. Наказание быстро превратилось в суровое пожизненное заключение роботы. Анархисты стали копить деньги, ходатайствовали, требовали и освобождение осужденного. Дюваль не ждет их успеха. Беглец из Гайаны, куда он был сослан и поселился в США в 1929 г. опубликовал воспоминания.

Пини, итальянец, работающий во Франции, является намного красочнее, чем Дюваль. Принадлежит к группе «Интрансигенти». (Непреклонный) и более десяти лет он был очень изобретательным кражи.Он показывает особую тенденцию к церковным учреждениям: одним из самых зрелищных действий было ограбление монастыря на Монмартре; он вошел в него, заявив, что он сын итальянского кардинала. Пини попал в 1889 г. и был приговорен к двадцати годам каторжных работ. На полях добавим, что спутник Пини по имени Пармеджани бежал из арест в Лондон, где он наладит сотрудничество с "инженером" Молас, темная фигура анархического мира. Оба подозреваемых находились в в девяностых о сотрудничестве с полицией и можно предположить, что что они вдохновили Конрада на фигурки Верлока и Профессора в году Тайна агент.

Характерной чертой анархизма Пини является радикальный антиинтеллектуализм, обращающийся даже, а может быть, в первую очередь, к всех, против анархистских интеллектуалов, теоретиков: "Кто подпишет со своим именем, книгой или газетной статьей, не должен быть анархистом» - он бы сказал. В недоверии Пини не одинок на анархистской основе среди интеллектуалов. В крайнюю версию высказал Ян Вацав Мачайский, признавший социализм для идеологии интеллигенции. Интеллект — это, по Махайски, новый класс, готовящийся взять на себя инструменты власти.Его сила не в экономическом капитале, а в умственном или культурном капитале. Махайский использует резкие и крайние выражения, но он мыслитель, уже замечает появление новой базы привилегий. Идеология социализм, утверждает Махайский, состоит в том, чтобы дать интеллигенции руководство рабочее движение, которое приведет их к власти. Стд Махайски великий надеется, будет ли это с анархо-синдикализмом и его проектом создания чистая пролетарская культура.

При этом Ленин писал в тексте Co делает? : «Современное социалистическое знание может возникнуть только на основе глубоких научных знаний [...]. Носителем учения нет пролетариат, а буржуазная интеллигенция [...]. Итак, вы знаете социалистическое есть нечто вне классовой борьбы пролетариат, а не то, что из него живо выросло».

Дело Дюваля и Пини разделяется анархистские мыслители. Они выбрали преступную деятельность Себастьен Фор и Элизе Реклю. Газета Фора "Le Libertaire" в 1896-1898 гг., т.е. до сближения с синдикализмом и отделением индивидуалистов, поддерживали нелегалистские тенденции.Аргументация адвокатов идеологического бандитизма исходят из утверждения, что защита собственности в современном обществе заключается в защите избранных форм воровства и избранных воров. Система капиталист - спорщик Поль Реклю, брат Элизы - это система узаконенное воровство: «мы воруем, и нас грабят, продавая и покупка."Адвокаты по уголовным делам проводят тонкое различие между идеологическим и обычным бандитизмом с использованием личной выгоды в качестве критерия. Что-то еще - бд он утверждает - это носит идеологический и пропагандистский характер, а другое для блин ради выгоды.В этом контексте деятельность Пини не оставила Без сомнения: человек, укравший пять миллионов франков, жил скромно и даже бедно. Это произвело впечатление даже на редакцию «La Revolte». газета, которая, хотя и двусмысленно, относилась к идеологической бандитизм. Правда, Граве и Кропоткина сильно осудили с самого начала преступной деятельности, но именно их газета напечатала письмо Дюваля, Пини, напротив, даже поддержали. Сам Грейв, в свою очередь, на атаки не действовал. Он утверждает, что вор ничем не отличается от представителя буржуазии, он не бунтарь, а всего лишь другой тип продукта современного общества.Кто угодно акт воровства, мошенничества, вброса является продолжением сущности общества, который анархизм должен уничтожить. Бандиты позируют для Могилы отрицание анархистского этоса, отход от строгих моральных норм, которые должны были быть необходимы от анархизма. Народ «не слышал его мы грабим во имя равенства, что мы обманываем во имя свободы и во имя мы даем фальшивые монеты людям солидарности. Эти детали можно вдавить активистам: народ слишком благоразумен, чтобы любить такие дивагациями». В 1890 г., во время процесса над Пини, также «Ле Пере Пейнар "Пуже одобрял преступную деятельность.

Мариус Джейкоб и его банда под названием «Банда Абвиль», или — более романтично — «Работники ночи», действовавшие в во время наибольшего успеха синдикализма, между 1900 и 1904 годами. Джейкоб он родился в Марселе и стал мальчиком на корабле в возрасте двенадцати лет. Потом быть наборщиком. Жертва провокации: агент полиции предоставит ему взрывчатку, затем осуждение. Джейкоб проведет шесть лет в тюрьме. После выхода я не мог нигде не будет принят на работу, потому что где бы он ни пытался найти работу, полиция сообщила о его прошлом.«Ночные рабочие» создадут всего двадцать один год. Это была впечатляющая группа организованный. Люди Джейкоба действовали по всей Франции в координации с ветхость поездов, что позволило им мгновенно исчезнуть с места угона. Джейкоб очень тщательно выбирает своих жертв — он только грабит «тунеядцев»: священники, офицеры, юристы. В отличие от Пини, это не только он презирает писателей, но чтит их так же, как врачей и архитекторы Миа даже удалилась из квартиры писателя Пьера Лоти, ничего не взяв, когда узнал, где он был.«Работники ночи» они ограбили собор Тура, а также крупную ювелирную фабрику в Париже, из которой вынесли 7 кг золота, 300 жемчугов, драгоценных камней и 200 тыс. франк. На суде Яков отвечал за 156-й вам, его приговорили к пожизненный тяжелый труд, от которого он был освобожден двадцать лет спустя. Он покончил жизнь самоубийством в 1954 году в возрасте семидесяти пяти лет.

.

Глина | Онкология - mp.pl

Если врач считает, что у медицины нет души, отнесите белый халат на чердак и используйте медицинские наушники в качестве игрушки для ребенка. И пусть делает что хочет, лишь бы он не вернулся к лечению людей.


Доктор, сэр Люк Филдс (1891 г.) / Фото. Викисклад

Потому что с ним надо быть нежным и тактичным. Сопереживая людям, врач в медицинской практике укрощает меня, а может быть, даже освобождает других и себя от боли существования.Для Шопенгауэра сострадание является основой любой этической системы, открытой человечеству. Профессор Анджей Щеклик, скончавшийся два года назад, писал в «Коре», что душа медицины не находится «здесь» или «там», потому что она движется, обновляется и перерождается с каждым пациентом, с каждым словом, гримасой, вздохом или стоном. . Он колеблется, «мелькает» между пациентом и врачом. Врач должен знать все о болезни и многое о самом больном, знать его каждое мгновение дня и ночи, потому что «без него нет лекарства.Да, есть служба здравоохранения, Национальный фонд здоровья, даже министерство. Ан нет – медицина».

Мы прекрасно знаем, что в этой профессии есть место случаю. Когда лечение идет не по прежним предположениям, или, не дай Бог, вопреки прогнозам, больной умирает, это называется «врачебной ошибкой». О «чуде» говорят, когда медицинские «суждения» лезут в голову и самые худшие прогнозы не сбываются. Но, несмотря на неожиданные повороты, отношения между пациентом и врачом имеют решающее значение в динамике болезни.Будучи девочкой, я была удивлена, когда прочитала в газете слова благодарности за прекрасное отношение к врачам пациентов или их родственников. В зрелом возрасте, пережив онкологическое заболевание отца и диалоги с врачами, которые должны поскорее унести свои фартуки на пресловутый чердак, я понял, в чем дело - те счастливчики, которые купили благодарственные места в своих журналах, нашли профессионалов и гуманитариев в одном лице. . Врачи с душой, а значит и душа, вливающаяся в медицину.Все мы знаем их имена – о Кемпинском, Корчаке, Александровиче ходят легенды, пишутся новые книги. Они являются или должны быть моральным ориентиром для своих преемников. Потому что медицина – это не просто набор технических процедур. Заполнение форм и написание заявлений. Пока нет времени на больного. Конечно, врача, перегруженного чрезмерными обязанностями, всегда можно простить как часть неисправной системы. Знакомый хирург-травматолог рассказал мне, как в реанимацию попал бездомный.После того, как он отправил его обратно на улицу, он понял, что сделал недостаточно, чтобы помочь этому человеку. Он начал искать его. Неудачно. Хотя это случилось год назад, хирург до сих пор не может говорить об этом без угрызений совести.

Может быть, однако, на духовность врача не оказывает существенного влияния богатство или бедность, война или мир, организационная эффективность или анархический бардак? Возможно, она больше всего связана с полицейским, из которого сделан доктор?



Катажина Кубисёвска - журналист, связанный с редакцией Tygodnik Powszechny.Ее последняя книга «Рак по-польски» — интервью с онкологами (Czarne Publishing, май 2014 г.). Соавтор книги «Панорама новейшего кино 1980-1995 гг. Лексикон» и «Чтения на экране». В настоящее время он работает над биографией Ежи Пильха, которая через 2 года будет опубликована в издательстве «Знак». Мать Тадека и Ханки. .

примечание (1), рядовой, CA К. Лещинская Современные политические движения

Выдержка из документа:

Название «анархизм» происходит от слова «анархия», от греческих слов и и архе (нет правительства или правителей). Слово "анархия" имеет как положительное, так и отрицательное значение. Первое выражает праздность как постулат об упразднении государства и создании безгосударственного общественного строя. Учения этого постулата называются анархизмом.Последнее значение связано с негативно оцениваемым беззаконием и хаосом.

Прудон впервые использовал термин «анархизм» в положительном смысле, поэтому его называли «отцом анархизма».

КРИТЕРИИ ДЛЯ УКАЗАНИЯ МНОГИХ ВИДОВ АНАРХИЗМА:

- к критерий помет анархических идеалов → индивидуалистический и общинный анархизм (коллективистский, коммунистический, синдикалистский, кооперативный), рабочий (пролетарский, столичный),

крестьянский (аграрный, сельский)

- k celó criterium in → практический и философский (метафизический) анархизм, эпистемологический и аксиологический, абстрактно-нигилистический, светский и религиозный (христианский), промышленно-аграрный, социалистический, социалистический, коммунист, капиталист

- к критерий формы борьбы за анархические цели → пацифистский и воинствующий анархизм, легально-реформаторский и революционный, открытый

- k the criterion of linking the doctrine of anarchism with another and doctrines → anarcho-collectivism, anarcho-communism, anarcho-socialism, anarcho-syndicalism, anarchoco-operativism , анархо-оперативизм,

- критерий национальный вычисляет его анархизм → английский, немецкий, французский, русский, американский, польский и т. д.

ЧЕТЫРЕ ОСНОВНЫХ ВИДА АНАРХИЗМА: Хронологически сначала возник индивидуалистический анархизм, затем коллективистский анархизм и коммунистический анархизм, а затем синдикалистский анархизм.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ АНАРХИЗМА СОГЛАСНО. ДРОПОТКИН: «Анархизм — это название практики и теории жизни, согласно которой в обществе нет правительства. В таком обществе гармония гарантируется не законом или подчинением какой-либо власти, а соглашением, свободно заключенным между различными территориальными и профессиональными группами, созданными с целью производства бесконечного разнообразия потребностей и стремлений цивилизованных существ».

2 ИСТОЧНИКИ И ЭВОЛЮЦИЯ АНАРХИЗМА 90 111

Три взгляда на из мечтающих об источниках анархизма :

- Согласно первого взгляда анархизм является результатом универсальной и внеисторической либертарианской (либеральной) тенденции индивидуумов 90 015 90 016 людей, присутствующих на протяжении всей истории.


Поисковая система

Похожие страницы:
анархизм - примечание, Приватное, CA K.Leszczyńska Современные политические движения
Социалистическое движение, частное, CA К. Лещинская Современные политические движения
Экологизм, частное, CA К. Лещинская Современные политические движения
ФЕМИНИЗМ В ПОЛЬШЕ, частное, CA К. Лещинская Современные политические движения
Частные вопросы, CA К. Leszczyńska Современные политические движения
Феминизм в соотв. Токарчика, Рядовой, CA Лещинская К. Современные политические движения
Исламизм, Рядовой, CA Лещинская К. Современные политические движения
Исламизм на основеТокарчик «Современные политические доктрины», Рядовой, CA К. Лещинская. Токарчика, рядовой, CA К. Лещинская Современные политические движения
феминизм-реферат, частный, CA К. Лещинская Современные политические движения
PACYFISM, рядовой, CA К. Лещинская Современные политические движения
акк. Токарчик Пацифизм, рядовой, СА К.Leszczyńska Современные политические движения
Феминизм, Частный, CA K. Leszczyńska Современные политические движения
ЗАМЕТКИ КОЛЛОЦИУМА, Частный, Микроэкономика
Лекции, Частный, Современные политические движения Проф. Stępiń
экономика СМИ ca, Журналистика и социальная коммуникация, Экономика СМИ - вопросы и заметки
Notes Медицинские графы слов, ДВИЖЕНИЕ РАСТЕНИЙ И ИХ СУБСТРАТ

больше похожих страниц

.

Хороманьски - Творк часть. I ("Wiadomości Literackie" 1932) - Museum Dulag 121

В 1932 г. в "Wiadomości Literackie" был опубликован отчет известного романиста Михала Хороманьского, автора, среди прочего, в прочитанном и экранизированном «Ревности и медицине», посвященном больнице для нервных больных в Творках. Хороманский с литературной чуткостью описывает свои первые впечатления, общение с больными и, прежде всего, саму больницу, размышляя о связи между художественным творчеством и безумием.Подробный отчет о «Творке» был опубликован в двух последующих номерах журнала Skamandrytów — для вашего удобства мы решили сохранить этот макет в вашем чтении. Предлагаем вам прочитать первую часть, которая была опубликована в 1932 году в 35-м номере «Ведомости».

Михал Хороманьски, открытка 1933 г., источник: Polona

Михал Хороманьски
Творки (часть I)
Первые впечатления

- Snaczała razstrielali chernosotiencow, а tiepier взял брата за анархистов Губарива и Чебатырева - под стенек!
- Что!
- Русско-жидовская сволочь!…
- Что?!
- И никаких четырех!…

Колпачок надевается на нос, в руке вертится цыплёнок, ничего живого, тоже сумасшедшая тварь, ещё мгновенье и получишь по морде, потому что - ты похож на ежевику! потому что - ты анархист!!
- Что??
Фактический, короткий, совершенно неприличный ответ.Вы не должны смотреть в глаза. Надо опустить взор, как перед величайшей бедой, как перед самым святым отчаянием! Пробегаешь с прищуренными глазами - цветы, цветы, цветы - а человек в кепке, надвинутой на нос, в белой спортивной рубашке, с летающей тростью в руке все еще идет.
- Контрреволюционная агония и участие анархистов!
- Извините! — с отвращением сказал я и яростно ускорил шаг. Я не могла оглянуться, мне было невыразимо стыдно, кто-то чуть ли не бежал за мной, кто-то с горящей головой и разбитой душой.Там и там по тропинкам бродили люди в серой одежде - я дошел до двери - в саду вверх по лестнице, перед дверью большого красного здания вокруг бродили люди в серой одежде - я открыл дверь и нагнулся вниз перед окном портье.
- Доктора пока нет, - ответил портье, - будьте любезны подождать четверть часа.

Я снова в саду. За кустами и деревьями вырисовывались стены и стены построек, я вышел на главную аллею и по левую руку, из-за какого-то сарая, услышал пронзительный, непрерывный смех.Потом к нему присоединился чей-то чужой смех, как серебряные бешеные колокольчики, и на мгновение сарай постоял в кустах, весь смеясь и звеня. Я проскочил мимо, сигарета погасла во рту, у забора какого-то павильона я встретил рабочих в серой одежде, снова закурил, и один из безумных рабочих подошел ко мне и снял круглую, белую мочалку:
!.. Может… это!.. Сигарета? - и он посмотрел на меня голубым, доброжелательным, совершенно отсутствующим.Его одежда была серой, грязной, а на ногах были дырки. Он закурил, широко улыбнулся и снова посмотрел на меня, так что я показалась самой себе прозрачной, мне показалось, что за моей спиной он видит кусты, цветы, стены, он все видит, а меня не видит.

И вдруг сзади кто-то крикнул:
- Ппп - пожалуйста, пока-пока-пока-пока!...
Я повернулся и снова поднял шляпу.
— Пп, папа, пожалуйста!» — закричал мужчина в серой одежде. Он махнул рукой и побежал ему навстречу. Отойдя от меня на два шага, он с трудом пробормотал: «Доктор уже проверяет!..» Затем мимо нас пробежал другой человек в льняных штанах и запачканной куртке, почти босой, и с неблагосклонным любопытством посмотрел на меня.Глядя на меня, каждый из них как будто думал: «Какого черта он здесь делает?!» Даже глаза заика блестели недоверием и ужасом.
"Отлично", - ответил я и направился обратно к красному административному зданию. На этот раз мне навстречу вышел портье, мы стояли в коридоре, по коридору быстро, с гордо поднятой головой, мужчина в кепке, надвинутой на нос, с пляской палкой в ​​руке, внимательно смотрел на меня и спросил:
- Вы видите доктора? Что о?
Я покраснел.
- На литературном языке, - со стыдом ответил я.

И в то же время я понял, что он мне не поверил, что позорное литературное дело показалось ему настолько невероятным, что он принял меня за сумасшедшего и снисходительно сказал:
- Ничего. Господь будет достаточно любезен, чтобы посидеть здесь, в зале ожидания.
Он открыл дверь, а затем закрыл ее за мной с такой твердостью, что я вспомнил все последние хлопающие двери в исправительных учреждениях и тюрьмах.

Я был один в комнате с одним окном, выходящим в сад, обставленной как приемная самого бедного дантиста.На подоконнике стоял цветочный горшок с фиолетовой геранью. Сквозь стекло стеклянной двери, ведущей в коридор, я увидел человека со свирепым лицом, яростно бегущего по коридору своим посохом, человека, расстреливающего черносотенцев и анархистов. Только тогда я почувствовал и понял, что нахожусь в Творках.

Ехал я в обычной электричке, был солнечный, относительно жаркий июльский день, в Творки приехал с почти безмятежным нравом, а тут - как только перешагнул порог, при входе в ворота - барин прилично одетый, с видом, не отличающимся от нашего, он обрушился на меня с котлетой оскорблений и русских ругательств.Потом какие-то люди в серой одежде, склепанные рабочие, склепанные заключенные в куртках, окружили меня, прося всего одну сигарету для ребенка.

Теперь, когда я сидел запершись в приемной, я вытирал платком лоб, день казался мне чрезвычайно жарким, и хотя за окном в саду цвели цветы, я видел ужасные и шокирующие вещи. Когда через несколько минут психиатр вошел в приемную, моим первым побуждением было сразу же сказать всю правду: «Доктор, - я хотел сказать, - если вы спросите меня, сколько раз восемь, я смогу составить таблицу умножения.Кроме того, я точно не знаю, какое сегодня число. К тому же, доктор, каждый художник - пароноидный шизофреник, маньяк, галлюцинации, но... доктор, это не про меня!"...

Был момент, когда взгляд доктора был направлен на меня, как бы слишком нежный и слишком понимающий, был момент, когда мне отрубили бы голову, что меня снова приняли за сумасшедшего. К счастью, это продолжалось недолго. Я сознался, зачем приехал, сказал, что, когда я переступил пороги Творков, моя миссия выросла до размера почти личного дела, что если я буду писать, то не о Творках, а о самом трагическом человеческом несчастье.

- Доктор - закончил я - я слишком долго сидел, вернее лежал в больницах и санаториях, что больничная жизнь, как и борьба победившей и умирающей человеческой команды с болезнями и смертью не была мне близка. Медицинская профессия всегда казалась мне самой сложной и священной. До сих пор не могу понять, почему люди снимают шапки перед траурным катафалком, но не склоняют головы перед мчащейся по улице машиной скорой помощи. Мне стыдно за свою профессию. Быть художником значит быть аморальным человеком и, что еще хуже, мне кажется совершенно ненужным.Ибо это не ремесло, а скорее принадлежность к какому-то вымирающему классу клоунов, классу, занимающемуся расточительством своего наследства, ничего не заработав. Есть ли заслуга в том, что у кого-то есть талант? Наживаться только на собственном таланте - значит быть паразитом... Но я хотел бы, если бы это было возможно, быть полезным Вам, доктор, хоть чем-то полезным, во всяком случае я хотел бы отплатить медицине за все, что я испытал от этого. Я пришел сюда не как журналист, жаждущий сенсаций, я не начинаю свой спор с вопроса: "Правда ли, доктор, что в Творках медсестры бьют больных?"
– Говорили, будут говорить, – перебил вдруг психиатр, – такие случаи бывают.Больных били, и кто может гарантировать, что этого не будет в будущем.
-- Я бы рад принять, -- сказал я любезно, -- ибо заранее предполагаю, что это неизбежные события, но хотел бы знать, почему?
- Здесь, в Творках, четырнадцать врачей, а больных сто, - сказал психиатр. - От нас зависит подбор медсестер. Мы делаем все возможное, чтобы сделать его максимально совершенным. Слушаем, наблюдаем за их работой и отношением к больным, а в случае малейшей провинности - удаляем вредный элемент.Ну, я не отрицаю, что были единичные случаи, когда медсестры плохо обращались с больными, даже когда были даже неприятные события, но предотвратить это можно только постфактум. Однако честно отмечу, что такие аварии случаются очень редко и в целом мы своим низшим составом довольны. Есть люди, которых мы уже знаем и которым доверяем. Итак, вы видите, что мнение о нашей больнице, как и вообще о любом психиатрическом учреждении, полно ложного ужаса и совершенно игнорирует действительное положение вещей.Для обывателя случай жестокого обращения с больным определяет весь лечебный режим, тогда как такая авария может случиться во всем мире, в любом учреждении и зависит только от конкретного человека, медсестры. Повторяю, что малейшее нарушение строго карается нами, и остается лишь тень подозрения, чтобы удалить нежелательный элемент. В любом случае, вы сами увидите, как мы лечим больных и в каком порядке. Вы будете желанным гостем здесь, и мы будем рады предоставить вам любую информацию и советы.

Большое спасибо за гостеприимство, ответил я, позвольте мне воспользоваться им немедленно. Ну, вы упомянули, доктор, что в Творках на тысячу сто больных приходится всего четырнадцать врачей, значит, на каждого врача приходится еще около ста больных. Не слишком ли много, не слишком ли много перегрузки? Боюсь, что в таких условиях не может быть индивидуального лечения, что в силу необходимости врач вынужден лечить больных рутинно.По этим причинам также трудно контролировать поведение медсестер.
— Вы правы, — ответил психиатр, — но не хватает не столько врачей, сколько ресурсов.
Я почувствовал личную грусть, но справился с ней с присущим ей стоицизмом. Поэтому я спокойно слушал.
- Мы бы не жаловались, что нас мало, - сказал психиатр, - хуже всего то, что среди медперсонала мало квалифицированных специалистов. В Творках работает много медиков и учеников, большинство из которых, возможно, никогда не станут психиатрами.Наша профессия, пожалуй, самая неблагодарная из всех специальностей. Материально это совершенно бесплатно. Ее даже нельзя сравнивать с гинекологией или венерологией.

Он посмотрел на часы и сказал:
- К сожалению, мне нужно идти на консилиум к Каролине. Возможно, вы захотите составить мне компанию. Это обязательно вас заинтересует.
- Каролина? - Я открыл рот - какая Каролина?
- Этакий санаторий для нервных больных. Отсюда короткая поездка на канатной дороге.
- Крайне обязан вам, доктор, - ответил я, и мы поднялись по лестнице.
Снова по правую и по левую руку были больные в серых куртках и брюках, перед лестницей административного корпуса горели цветы разных цветов, я смотрел на психиатра, который шел рядом со мной и кланялся и здоровался с каждым больной человек.

- Доктор, - спросил я, - не хочу быть слишком навязчивым или слишком недоверчивым, но, по-моему, не может быть учреждения без изъянов и недостатков. К сожалению, большинство больных очень плохо одеты и грязны.
Психиатр вздохнул и повторил:
- У нас нет ресурсов.
(«Кто виноват? К кому обращаться? Как бороться за благополучие завода? Как не допустить нештатных ситуаций?»).
Восклицательные знаки появлялись у меня в голове один за другим и исчезали, пока не исчезли все. Ибо было очевидно, что они зашли слишком далеко — может быть, до мировой войны, до кризиса и до всех революций — и потому стали абсурдными.
-- А вообще-с, -- продолжал психиатр, -- должен подчеркнуть, что наше материальное положение не самое худшее.Справляемся, хотя муниципалитеты и разные конторы и учреждения уже должны нам около десяти миллионов!...

Мы шли по каменной мостовой вдоль главного проспекта. В задней части кто-то выкрикивал самые клеветнические оскорбления, но когда он, наконец, догнал нас, то увидел психиатра и снял с головы тюбетейку:
- Доброе утро, доктор.
- Доброе утро, друг, как дела? — спросил психиатр, — и больной схватил протянутую руку и пожал ее обеими руками».
«Доктор, очень хорошо, доктор, очень хорошо!» — пробормотал он, но через некоторое время мы уже были за забором.

Мы сидели в электричке, у нас в руках были незажженные сигареты, а я искал спички в карманах. Наконец, я нашел единственную коробку с одной-единственной спичкой. Я отчетливо помню, что, закурив сигарету, я выбросил коробку в окно. Затем вслух, почти перекрикивая рев мчащейся очереди, я задал ряд не связанных между собой вопросов:
«Доктор, — спросил я среди остальных, — недавно я разговаривал с психиатром о психоанализе».Так вот, этот превосходный врач считает, что психоанализ как лекарство не играет никакой роли в психиатрии. Говорят, что в случаях раздвоения личности это может привести даже к летальному исходу. Является ли мнение этого специалиста обособленным и фрейдизм тоже не удался Творки?
- Лично я не последователь Фрейда, хотя и отдаю ему должное! Психиатр закричал, когда стволы деревьев и белые двухэтажные дома с шипением пронеслись мимо окна машины. -Мы не используем психоанализ в нашем учреждении.Это метод, который иногда используется с хорошими результатами при лечении некоторых неврозов, например тревоги и навязчивых состояний, но он все еще не надежен при психических заболеваниях, чтобы его можно было использовать без риска. А в случаях шизофрении, то есть расщепления личности, психоаналитический метод совершенно бесполезен. Очень часто психоаналитик может заставить пациента заподозрить, что он сексуально извращен. Например, у больного подростка оно может непреднамеренно пробудить искаженное половое влечение и тем самым искусственно создать какой-то комплекс.

— Что касается эротики, — сказал я и с полным равнодушием поднял глаза, — что такое эротическая жизнь больных в лечебнице?
Психиатр удивился: - Я не понимаю вашего вопроса?
- Ведь больные в Творках, как и во всех других психиатрических учреждениях и тюрьмах, приговариваются к безбрачию, то есть, говоря кратко, к мастурбации?
– Это очень трудный вопрос, – хмуро ответил психиатр, – пока мы не видим выхода. В случаях особого эротического возбуждения мы используем определенные седативные средства, такие как камфора, люминал или что-то в этом роде.Тем не менее, я должен отметить, что психически больные, как правило, более вялые, чем сексуально возбужденные. Так что, конечно, это не самый важный вопрос для нас.
Я молчал.

- Доктор! - крикнул я через мгновение. Трамвай мчался. Над нашими головами, на крыше, что-то пронзительно свистнуло. «Доктор, — крикнул я, — какие психические заболевания распространены в вашем учреждении?» Прошу прощения за дилетантский вопрос обывателя.
Среди треска и вялости я почти не замечаю, что шизофреники самые и самые распространенные, т.е.люди, страдающие психическим расщеплением, довольно много сифилитических расстройств, врожденных недугов, т.н. олигофрения, потом много психопатов и, следовательно, немного наркоманов...
- Эротоманы? - Я спросил.
- Алкоголики! Он закричал, и вдруг мне стало холодно.
Это на самом деле самая ужасная из всех зависимостей, последствия которой самые стойкие и вредоносные, как я слышал.

Дальше наша беседа стала перескакивать с темы на тему, мы сидели на трясущихся скамьях среди грохота колес и в зеленом дыму деревьев, мелькающих за окнами, психиатр швырял в меня горстями мысли, образы, факты.Те же образы и факты, подаваемые в жутком медицинском винегрете, я тоже с удовольствием бросаю в лицо нашей идиотской действительности.

Вот подробное и максимально холодное изложение дела о морфинизме. Семнадцать лет назад во время войны пациенту ампутировали ногу. Семнадцать лет назад, сразу после ампутации, он почувствовал боль в месте, которого больше не существует. Ноги нет, а где нога должна быть - боль! После операции больной начинает принимать морфин. Боль в ампутированной конечности, явление характерное и известное, но обычно длящееся не более нескольких недель, в этом случае не прекращается и не проходит.Больной человек все чаще и чаще стремится спастись в жидкости с прекрасным миндальным привкусом и только притупленный морфином находит минуты забвения. Действие препарата прекращается, и он возвращается в отчаяние, вызывая боль в отсутствующей ноге, память о которой остается трагически живой. Это состояние продолжается и по сей день, т.е. семнадцать лет.

"Доктор! - хотелось воскликнуть - зачем лечить такого человека от наркомании? Почему вы хотите лишить его, пожалуй, единственной сладости, которая у него осталась в жизни! Каков закон лечения другого морфиниста, о котором мне минуту назад рассказывал доктор, морфиниста, которому тоже во время войны гранатой оторвало нижнюю челюсть и который с тех пор, ища забвения, начал принимать наркотики? Не лучше ли дать морфий, землю, кокаин, героин всем инвалидам мировой бойни, всем калекам и калекам, обреченным на худшее прозябание!?»

Но, видимо, я оперировал какими-то извращенными категориями частно мыслящего человека, а мысли сидящего рядом со мной врача следовали прозаическому курсу медицинских принципов.Теперь он говорил о наркомании и своей предрасположенности к ней.
- Не сам факт употребления наркотиков или водки, - подчеркнул он, - представляет собой наркоманию или алкоголизм. Это так называемый наркотический голод. Человек может принимать наркотики, но если он не испытывает специфического влечения к повторной дозе на следующий день или через какое-то время, его нельзя назвать наркоманом. В общем, наркоманом становится только психопат, а здоровый человек никогда не станет наркоманом, хотя и попробует все наркотики.

- Почему вы с таким ужасом упомянули о водке? — крикнул я равнодушно.
Он ответил, что большинство преступлений и буйств возникает под влиянием либо прямого, либо вторичного воздействия алкоголя. Он мне привел такой факт.
Был обыкновенный слесарь, ему было уже добрых шестьдесят лет, по классификации Кречмера, он относился к пикниковому типу, т.е. был довольно толст, круглолиц, с веселым, общительным нравом. Его жене тоже было за шестьдесят.И вот уже на старости лет слесарь стал подозревать жену в измене. Более того, он обвинил ее в том, что она хотела его отравить, лекарство, которое она принесла ему из аптеки, выплюнула самый страшный яд, и, чтобы обезопасить себя и уберечься от неожиданного нападения, он наточил и приготовил нож! Согласно медицинскому опросу, больной страдал хроническим алкоголизмом. Выпивал каждый день по две-три рюмки перед обедом...
- Можно ли такое пьянство назвать алкоголизмом? — подозрительно спросил я.
- Это хронический алкоголизм, - повторил врач и направился к двери машины.

Мы вышли на станции Отрембусы, где нас ждали лошади. Через пять минут езды среди песка и соснового леса мы подъехали к белому двухэтажному зданию, расположенному в ухоженном парке. Это был санаторий Каролин, построенный Обществом помощи нервным и душевнобольным. Как мне сказали в начале, санаторий не принимает психически больных. Скорее, это некий дом отдыха для переутомленной и переутомленной интеллигенции. В ней сорок коек, и она всегда переполнена.

Я мельком увидел прекрасные водолечебные аппараты, увидел чистые и красивые палаты и удивился, что в таком санатории сутки на содержание стоят всего восемь злотых.
- В отделение не принимают душевнобольных - повторили мне еще раз, когда мы уезжали с Каролиной с доктором.
- Доктор, - спросил я, когда мы вернулись в Творки, - мы заговорили о преступлениях и алкоголизме. В Творках сейчас много преступников?
— Двадцать процентов, — сказал он и снова сообщил мне факт.

Ресторатор, хронический алкоголик, женился на кассирше. Вскоре после свадьбы он стал подозревать жену в измене. Сначала ему казалось, что она изменяет ему с собственным сыном, потом что она изменяет с соседкой-венерологом, у которой несколько раз посещала по каким-то женским делам. Он также подозревал, что у жены какое-то венерическое заболевание и что ее лечит врач-венеролог. Его подозрительность росла с каждым днем. Это был типичный бред супружеской неверности - следствие алкоголизма.Но однажды утром хозяин ресторана не выдержал и зарезал жену, потом возложил ей цветы и вызвал полицию. Он вообще вел себя нормально, и только когда дело доходило до измены жены, он говорил о вещах. Например, при осмотре трупа его жены он утверждал, что пятна, оставленные на ее теле мокрыми цветами, имеют сифилитическое происхождение. Этот мужчина, осмотренный экспертами, был признан психически больным и отправлен в Творки на пожизненное заключение.Теперь, двенадцать лет спустя, он совершенно излечился, но достаточно упомянуть о неверности ему умершей супруги, и он снова с болезненным упорством начинает доказывать ее бредовую измену. Очевидно, он делает это в нелепой манере...

Я был слишком застенчив, чтобы поделиться своими мыслями. На всякий случай я просто спросил, можно ли узнать, что это такое и действительно ли жена бедолаги ему изменяла.
— Точно сказать было невозможно, — ответил психиатр, и я вздохнул.Мне стало жаль этого исключительного мужа, который, несмотря ни на что, выстоял до конца и ни на мгновение не поверил вероломной жене, в то время как все вокруг не поверили ему, мужу. Обычно в жизни бывает совсем наоборот. Все знают об измене жены, а муж отказывается в это верить.

Чтобы поскорее расстаться с этими неприятными соображениями, я спросил:
- Большой ли процент симулянтов среди преступников, которых отправляют в Творки на экспертизу?
- Почти тихо - я слышал.Мы склонны даже думать, сказал психиатр, что симулянтов вообще не существует. Кто знает, не доказывает ли простое желание симулировать наличие психопатических наклонностей. - Он помолчал и через некоторое время добавил: - Среди людей распространено мнение, что люди, общающиеся с душевнобольными, после нескольких лет работы на заводе часто сами сходят с ума. Ну, это не из-за "заразности" психических заболеваний. Скорее, это может указывать на то, что люди с определенными психопатическими наклонностями выбирают аналогичную профессию.

Я смотрел на психиатрию с восхищением. Я ухватился за нить его рассуждений и, когда мы вошли обратно в Творковский забор, сказал:
- Дописав докторскую диссертацию до конца, человека, интересующегося психическими заболеваниями, можно считать ненормальным. Но, сухо закончил я, мой редактор послал меня сюда.

Но психиатр уже не слушал меня. Он распространял улыбки налево и направо, больной человек встречал нас на каждом шагу, и доктор мог сказать каждому что-то сердечное.Больные приветствовали его самым веселым и уверенным образом, в их радости было что-то очень детское, лишь несколько раз я замечал недобрый взгляд и слышал грубое слово.

Было почти шесть вечера, воздух был голубым и прохладным, а в шесть вечера того дня - была среда - в фирменном развлекательном центре для больных показывали какой-то довоенный фильм.
- Советую вам посидеть здесь, в саду, - сказал психиатр, - вы увидите, как из павильонов тут же поведут больных на представление.Потом мы вместе пойдем в наш кинотеатр. Я сел на скамейку перед административным зданием. В голове у меня были отрывки из сумбурного разговора с психиатром, я ждала, умилилась и ошарашена, и смотрела.

Со всех сторон сада, по всем аллеям и дорожкам, больные двигались к дому увеселений. Они шли парами, группами, по десять-двадцать человек. Их вели медсестры, одетые в ту же одежду, что и они, отличаясь от больных лишь двумя золотыми звездочками, нашитыми на воротниках их курток.

Мимо прошла толпа женщин, посмеиваясь и поя. Они носили серые халаты, на головах были платки, в руках были цветы или перья, одни были толстыми, бесформенными торговцами, другие - тонкими, костлявыми голенями. Они топтались туфлями, сваливаясь с ног, толкали друг друга локтями, но в целом вели себя спокойно, можно даже сказать - с каким-то жутким достоинством. Время от времени тот или иной гротескно выпячивал ее круп и несколько похотливо поворачивал его - это было, вероятно, единственное, что оставалось от прекрасной, вечной женственности.

Апатично и сонно прошел перед моими вытянутыми ногами какой-то кататонический шизофреник, склонив голову, как бы в глубокой задумчивости, лицо сосредоточенное, напряженное, белые оттопыренные усы. Вслед за ним, неловко и странно вытянув руки перед собой, ковылял больной человек, голова его дергалась, шея была вывернута фантастическим образом. Другой пациент с нежностью и заботой вел его под руку.
- Кто это? - Я спросил.

Я узнал, что это была кома, и тут же узнал другую кому в соседней толпе.Больной двигался по переулку, прыгая на одной ноге и волоча за собой другую. Было вообще тихо, слышно было бульканье голосов, триста больных прошли перед моими глазами страшной, безумной свитой, воздух казался все более и более синим и мрачным, потом вдруг раздался грохот на мостовой, а потом кто-то закричал с непонятной бодростью:
- Уи - уи - уи!!…
Какой-то безногий старик, страдающий прогрессивным параличом, был перевезен в инвалидном кресле.
- Уи-уи-уи!! Какой-то другой больной закричал и побежал сзади.
— Пойдем, — сказал психиатр, и мы встали со скамейки.

Возле лестницы увеселительного дома стояла большая толпа шизофреников, параноиков, маньяков, толпа была несогласованная, мы вошли в саму толпу, и на секунду у меня возникло неприятное ощущение беспомощности. У меня сложилось впечатление, что десятки серых людей, окруживших нас плотной массой, могли меня в этот момент раздавить, угнетать, раздавить.
— Держись за меня, — сказал психиатр и медленно пошел дальше. Больные кланялись ему, бормоча и бормоча приветствия. Меня кто-то толкнул локтем, но я сделал вид, что не заметил.

Кинозал был полон. С правой стороны прохода сидели женщины, с левой – мужчины. В сумерках я разглядел слева бритые головы, справа платки и растрепанные волосы. Мужчины сидели тихо и вели себя спокойно. Среди женщин, напротив, я замечал гораздо большее возбуждение, то и дело слышалось хихиканье и тонкие кокетливые крики и завывания.Но я не заметил никакого согласия или желания установить какой-то флиртовый контакт между одной половиной комнаты и другой.

Мы поднялись по лестнице на галерею, дверь на галерею и все остальные охранялись медсестрами, я сел на скамейку и прислонился к перилам. Свет был выключен, но, вероятно, не весь, потому что в зале было ярче, чем в обычных кинотеатрах. Были слышны фортепианные рулады, звуки отличались бравурностью и в то же время они были как бы робкими и заикающимися, врач-психиатр наклонился ко мне на ухо и прошептал:
- Наш больной тоже аккомпанирует.Один из больных.

Загрохотал проекционный аппарат, выстрелил луч, и на синеватом экране замелькали фигуры. Была дополнительная программа "Кто режиссер?" Я смотрел одним глазом на экран, другим вниз на больных. На экране в гостиницу пришел джентльмен, у которого не было денег, чтобы оплатить счет, и детектив заставил его остановиться в этой гостинице с обычной посудомойкой. Внизу больные сидели мирно и с достоинством. Такой сосредоточенной, серьезной и образованной публике мог бы позавидовать, скажем, даже театр Станиславского.Ни единого ропота, ни единого аплодисмента. И только когда повар ударил по экрану новой посудомоечной машиной, в голове обезумевшей публики раздался какой-то гул удовлетворения. Потом посудомойка, сломя голову бегая по всем гостиничным номерам, наконец-то спряталась в спальне дамы, просто залезла ей в одеяло - тогда с правой стороны комнаты послышались возгласы восхищения и признательности. Потом все снова остановилось, и публика замолчала и стала серьезной. Могу вас заверить, что такой тишины и такого порядка нет ни в одном варшавском кинотеатре.

Было в этом что-то очень неприятное и подавляющее. Отсутствие более живой реакции создавало ощущение пустоты и мертвенности и как будто было признаком не только болезни ума, но и его смерти.

Когда мы вышли из кинотеатра на воздух, я вздохнул с облегчением. Психиатр спешил к своим пациентам, поэтому быстро попрощался со мной и сказал:
- Пожалуйста, приезжайте в условленный день и посмотрите, как выглядит наше учреждение изнутри. Мы посетим с вами все павильоны.

Сердечно поблагодарил.В то время я еще не представляла, какие впечатления меня еще ждут. Я шел, насвистывая, к воротам, за перилами видел людей, ожидающих трамвая, все казались мне сумасшедшими.

Я хотел закурить, я инстинктивно полез в карман и, к своему удивлению, вытащил две коробки спичек. Это было смутно, поскольку я ясно помнил, что выбросил свою единственную пустую коробку из окна машины в течение хорошего часа. - Мелочь и обидно, - подумал я вслух, но, к счастью, в Творках никто не обращает внимания, если кто-то хочет поговорить сам с собой.

"Wiadomości Literackie" 1932, № 35

.

Смотрите также